Применение Положения о Частных Спорах и Статьи 3 Конституции Интерпола Нуждаются в Официальном Разъяснении

Применение Положения о Частных Спорах и Статьи 3 Конституции Интерпола Нуждаются в Официальном Разъяснении

Здание Интерпола, Лион, Франция

В соответствии с Правилами обработки информации Интерпола не подлежат публикации запросы «с красным углом», в основе которых лежат обвинения, вытекающие из частных споров.  Ко мне часто обращаются предприниматели, явившиеся объектами запросов «с красным углом» и диффузий, опубликованных государствами, в которых незаконный захват бизнесов (также известный как «корпоративное рейдерство»), к сожалению, является обычным делом.  Такие незаконные захваты часто характеризуются преступным поведением лиц, целью которых является заставить собственника бизнеса отказаться от ее (его) прав и интересов в соответствующем предприятии.  Для достижения своих преступных целей такие лица часто используют угрозы, вымогательство, а также уголовное преследование собственников бизнеса, основанное на ложных обвинениях.  Такие незаконные уголовные преследования могут предприниматься коррумпированными чиновниками с целью содействовать незаконному захвату бизнеса.  В своём отчете за 2016 год Комиссия по контролю за архивами Интерпола указывает на политически мотивированные уголовные преследования «очень влиятельных бизнесменов».  В отчете за 2017 год Комиссия отмечает: «Хотя ряд жалоб на нарушение государствами статьи 3 конституции Интерпола касается высокопоставленных политических деятелей, большинство таких жалоб получены от предпринимателей, обвинённых в совершении мошенничества и других подобных преступлениях».  В этой связи, на мой взгляд, Комиссии следует разъяснить, каким образом она применяет положение о частных спорах в контексте незаконных захватов бизнесов («корпоративного рейдерства»).  Считает ли Комиссия такие захваты «частными спорами» в целях Правил обработки информации и, как следствие, основанные на них запросы «с красным углом» и диффузии нарушающими это положение?

Кроме того, на мой взгляд, Комиссия применяет положения статьи 3 и в отношении запросов «с красным углом» и диффузий, объектами которых являются лица, не занимающиеся какой-либо политической деятельностью, а ставшие жертвами незаконного участия государственных органов в незаконных захватах имущества таких лиц или участниками гражданских споров, одной из сторон в которых выступает государство.  На мой взгляд, Комиссия указала на такой подход, как минимум, в двух рассмотренных ею делах и в указанных выше годовых отчетах.  Однако и указанные решения и годовые отчеты лишь намекают на то, что Комиссия толкует положения статьи 3 таким образом.  Прямого указания на такое толкование статьи 3 в публикациях Комиссии, к сожалению, пока нет.  В этой связи, учитывая растущее количество жалоб от предпринимателей, обвиняющих государства в использовании каналов Интерпола в нарушение статьи 3 конституции организации, Комиссии следует официально разъяснить свою позицию по этому поводу.

Follow by Email
RSS
Facebook
Google+
Twitter
LinkedIn

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

close

Подпишитесть чтобы получать новые посты по email!