Автор: Юрий Немец

Представьте себе Талибан, имеющий доступ к ресурсам Интерпола

Представьте себе Талибан, имеющий доступ к ресурсам Интерпола

За считанные дни на глазах всего мира Талибан установил контроль над Афганистаном.  Еще более удивительными являются заявления некоторых официальных лиц, в том числе представляющих демократические страны, о возможном признании нового режима законным правительством страны.  Представим себе Талибан, имеющий доступ к ресурсам Интерпола.

Почти сразу после захвата страны Талибаном Интерпол приостановил доступ Афганистана к своим базам данных.  В этом случае организация действовала верно и быстро.  Использование Интерпола для установления местонахождения членов свергнутого правительства стало приоритетом для нового режима – всего через несколько дней после того, как они покинули страну Афганистан попытался распространить по каналам Интерпола запросы об их задержании.  Эти события еще раз подтверждают не только важную роль, которую играет Интерпол в борьбе с преступностью, но и репутацию организации как эффективного орудия в политических конфликтах.  Важно подчеркнуть, что согласно средствам массовой информации Интерпол отказал Афганистану в сотрудничестве в отношении этих запросов и таким образом предотвратил возможное незаконное использование своих каналов.

Крайне маловероятно, что намерения Талибана найти и потребовать экстрадиции своих оппонентов ограничатся бывшими главами государства и другими высокопоставленными членами правительства.  В этой связи, как показывает опыт, Интерпол часто действует по своей инициативе и старается предотвратить незаконное использование своих ресурсов, когда объектами такого использования могут стать высокопоставленные официальные лица, особенно во время нестабильной политической обстановки в стране.  К сожалению, Интерпол редко действует превентивно в других случаях, и если Талибан будет признан законным правительством, и Интерпол восстановит его доступ к своим каналам, многие из тех, кто успеют покинуть страну могут разделить участь многочисленных правозащитников, журналистов, блогеров, ученых и других лиц, ставших жертвами незаконного использования Интерпола со стороны других государств.

С выходом из Афганистана для Соединенных Штатов и их союзников проблема незаконного использования каналов Интерпола становится еще более актуальной, учитывая большое количество беженцев, среди которых есть переводчики и другие лица, к чьей помощи члены коалиции прибегали во время своего двадцатилетного присутствия в стране.  Вопрос заключается в том, признают ли наконец Соединенные Штаты и их союзники необходимость реформ, которые должны быть проведены Интерполом, и активного участия в этом процессе самих членов коалиции?

Без права на слушание

Без права на слушание

Здание Интерпола, Лион, Франция

В соответствии с Правилами процедуры Комиссии по контролю за архивами Интерпола, принятыми в 2008 году и утратившими силу в 2017 (CCF Operating Rules), Комиссия проводит слушания с участием сторон или их представителей только в исключительных случаях, когда Комиссия считает это необходимым.  В прошлом Комиссия ставила под сомнение необходимость реализовать свои полномочия в этой связи, объясняя это ограниченными полномочиями Интерпола и, в частности, тем, что организация не обладает компетенцией для того, чтобы проверять законность вынесенных властями государств-членов организации постановлений об аресте (Fair Trials, Strengthening Respect for Human Rights, Strengthening INTERPOL, § 216 (Nov. 2013)).  Fair Trials International вполне обоснованно не согласилась с этой позицией, указывая на то, что слушания с участием сторон благоприятно повлияли бы на рассмотрение Комиссией жалоб о нарушении статьи 3 конституции Интерпола и, в частности, позволили бы всесторонне изучить обстоятельства дела и доводы его участников:

“[P]roperly interpreted, Article 3 should include a political motivation test, which requires a more complete assessment of the background of the case, the profiles of the individual and the requesting country, the person’s evidence, and analysis of extradition and asylum decisions.  Open discussion could be conducive to all of these.  Of course, systemically holding hearings would risk slowing proceedings down, but excluding the possibility altogether needlessly removes a useful option” (там же).

Принятые в 2008 году Правила процедуры Комиссии утратили свою силу в 2017 году с вступлением в силу Устава Комиссии и ее новых Правил процедуры.  В соответствии с Уставом Комисии поступающие запросы рассматриваются на основании письменных ходатайств и доказательств; слушания могут проводиться только если Комиссия примет решение об их необходимости.  Таким образом, правило в его новой редакции отличается от утратившего силу лишь в одном – оно не ограничивает Комиссию в ее полномочиях проводить слушания с участием сторон лишь в исключительных случаях, а, напротив, дает ей возможность проводить такие слушания в любом случае, когда она посчитает это необходимым.  Правила Интерпола не содержали определения “исключительного случая” применительно к положениями Правил Комиссии от 2008 года, предоставив таким образом Комиссии полномочия решать, является ли тот или иной случай исключительным.  Если целью правила в его новой редакции было побудить Комиссию реализовать предоставленные ей полномочия на проведения слушаний с участием сторон, к сожалению, следует признать, что ситуация, по всей видимости, так и не изменилась – на сегодняшний день Комиссия, судя по всему, так и не провела ни одного такого слушания.

Приведет ли расширение базы данных похищенных и утерянных удостоверений личности к новым злоупотреблениям каналами Интерпола?

Приведет ли расширение базы данных похищенных и утерянных удостоверений личности к новым злоупотреблениям каналами Интерпола?

В своем отчете за 2017 год Комиссия по контролю за архивами Интерпола сообщила о том, что некоторым государствам удалось использовать каналы Интерпола для распространения информации о лицах, уже признанных Комиссией жертвами незаконных запросов “с красным углом” и диффузий.  Так, в указанном отчете Комиссия указывает на наличие целого ряда дел, по результатам рассмотрения которых она пришла к выводу о незаконном использовании некоторыми государствами базы данных Интерпола, содержащей информацию о похищенных и утерянных удостоверениях личности и других документах для путешествий — Stolen and Lost Travel Documents (SLTD).  По данным Комиссии некоторые государства использовали эту базу данных для преследования лиц, которых Комиссия уже признала жертвами незаконных запросов “с красным углом” или диффузий таких государств.

Любое государство-член Интерпола вправе добавить в базу данных SLTD информацию о выданном таким государством документе для путешествий, что позволяет правоохранительным органам по всему миру, в том числе, на пограничных пунктах, проверить, не является ли предъявленный документ утерянным или похищенным.  Интерпол предоставил доступ к этой базе данных и некоторым представителям частного сектора, чтобы и они могли оказывать содействие правоохранительным органам в обнаружении таких документов.  Согласно данным Интерпола база данных SLTD содержит около 89 миллионов записей об утерянных, похищенных и аннулированных документах для путешествий.  В одном только 2019 году количество обращений к ней составило 3,7 миллиарда, 270 тысяч из которых указали на наличие в базе данных информации о похищенном или утерянном удостоверении личности.

Комиссия признала использование базы данных SLTD для преследования лиц, уже явившихся жертвами незаконных запросов “с красным углом” или диффузий, нарушающим правила Интерпола и пообещала удалять такую информацию.  Несмотря на то, что отчет Комиссии за 2017 год не содержит информации о масштабе злоупотреблений базой данных SLTD, Интерпол признал необходимость принятия мер для борьбы с такими нарушениями.  В этой связи, организация приняла решение составить четкий перечень случаев, при которых допускается использование базы данных SLTD.  Комиссия, в свою очередь, настаивала на необходимости наличия ясного определения термина “аннулированный документ для путешествий”, а также призвала Генеральный секретариат Интерпола включить в правила использования базы данных SLTD четкие указания относительно целей, для которых она может быть использована, и о порядке ее использования.

Учитывая уже имевшие место случаи незаконного использования базы данных SLTD, Комиссия выразила обеспокоенность недавней инициативой предоставить государствам возможность вносить в нее информацию и о поврежденных и уничтоженных удостоверениях личности, а также о документах, срок действия которых истек.  В своем отчете за 2018 год Комиссия предупредила о том, что такая новая категория документов также может быть использована для незаконных преследований.  В этой связи, после консультаций с Комиссией Генеральный секретариат объявил о внесении ряда изменений в правила использования базы данных.

К сожалению, ни Комиссия ни Генеральный секретариат Интерпола не сделали каких-либо заявлений о том, насколько эффективными оказались указанные выше изменения в правила использования базы данных SLTD.  Чтобы предотвратить ее использование для преследований лиц, уже признанных жертвами незаконных запросов “с красным углом” или диффузий, Интерполу следует надлежащим образом проверять всю поступающую от государств информацию до, а не после ее публикации в базе данных.  Однако ответа на вопрос, собирается ли Интерпол вести такую проверку также, к сожалению, пока нет.

Местонахождение обвиняемого известно, и он сотрудничает со следствием: что должен делать Интерпол?

Местонахождение обвиняемого известно, и он сотрудничает со следствием: что должен делать Интерпол?

В течение последних нескольких лет Комиссия по контролю за архивами Интерпола опубликовала целый ряд своих решений по жалобам на использование государствами каналов организации.  Перед публикацией Комиссия часто вычеркивает значительную часть текста решения, чтобы общественность не смогла установить ни личность заявителя ни государство, против которого подана жалоба, ни личности других лиц или организации, которые могут иметь отношение к делу.  Несмотря на это, решения Комиссии являются ценным источником информации о том, как она толкует и применяет ключевые положения конституции Интерпола и Правил обработки информации.  В отношении некоторых правил Интерпола Комиссия опубликовала уже несколько решений, в которых она демонстрирует их единообразное применение.  Здесь я рассказываю об одном из наиболее часто задаваемых мне в моей практике вопросов: может ли запрос “с красным углом” (Red Notice) или диффузия продолжать циркулировать по каналам Интерпола если распространившее такой запрос государство знает о месте нахождения обвиняемого?

Здание Интерпола, Лион, Франция

По мнению Комиссии, наличие у запрашивающего государства такой информации, даже если разыскиваемое лицо само добровольно уведомило государство о месте своего пребывания, само по себе не влияет на право государства продолжать использовать каналы Интерпола для розыска и задержания такого лица.  Такое толкование Комиссией правил Интерпола отражено в нескольких опубликованных ею решениях.  В этой связи, Комиссия обращает внимание на то, что целью запроса “с красным углом” является не только установление места нахождения, но и задержание разыскиваемого лица с целью его экстрадиции.  Таким образом, цель запроса “с красным углом”, как и диффузии, двоякая, и установление места нахождения разыскиваемого лица позволяет достигнуть лишь одну ее часть и, следовательно, не устраняет актуальности направленного государством по каналам Интерпола запроса.  Учитывая такой подход Комиссии, представляется, что согласие обвиняемого сотрудничать с правоохранительными органами разыскивающего его государства также само по себе не обязывает такое государство прекратить использование каналов Интерпола для розыска и задержания такого лица.  На это следует обратить внимание и разыскиваемым лицам и их адвокатам.

Комиссия по контролю за архивами Интерпола ищет «золотую середину» между неограниченным правом государств отказать гражданам в доступе к информации о них в базах данных Интерпола и требованиями надлежащей правовой процедуры

Комиссия по контролю за архивами Интерпола ищет «золотую середину» между неограниченным правом государств отказать гражданам в доступе к информации о них в базах данных Интерпола и требованиями надлежащей правовой процедуры

В соответствии со статьей 18 Правил обработки информации Интерпола любое лицо вправе направить в Комиссию по контролю за архивами Интерпола (CCF) запрос о предоставлении информации о таком лице, содержащейся в базах данных организации.  Несмотря на то, что Интерпол уже давно характеризует это положение как гарантирующее гражданам право доступа к информации в базах данных организации, на это «право» наложены существенные ограничения.

Принятые в 2008 году правила Комиссии по контролю за архивами Интерпола запрещали ей предоставлять гражданам доступ к информации о них в базах данных организации без получения согласия государства, являющегося источником такой информации.  Однако это правило содержало исключение: CCF могла предоставить гражданину доступ к информации если он обладал достаточными доказательствами того, что ему было известно о ее наличии в базах данных Интерпола.  В 2017 году это исключение было отменено Уставом CCF, принятым Генеральной ассамблеей Интерпола. В результате, CCF утратила полномочия на предоставление гражданам доступа к информации в базах данных Интерпола даже в тех случаях, когда граждане обладают доказательствами наличия в их отношении запросов «с красным углом» или диффузий.

Новый Устав Комиссии требует от государств обосновать отказ в предоставлении доступа к информации (статья 35(4)).  Устав, однако, указывает на то, что отсутствие обоснования со стороны государства не приведёт к предоставлению гражданину доступа к информации.  Хотя необоснованный отказ государства может быть принят CCF во внимание при рассмотрении запроса (жалобы) гражданина об удалении информации из баз данных Интерпола, Комиссия не предоставит ему доступа к информации без согласия государства даже если такое государство явно злоупотребляет своим правом.

Адвокаты, представляющие интересы граждан перед CCF, правозащитники и Интерпол согласны с тем, что доступ к информации в базах данных организации является критически важным для лиц, желающих обжаловать использование государствами каналов Интерпола.  Например, нередки случаи, когда гражданин не имеет возможности получить от правоохранительных органов государства исчерпывающую информацию об уголовном деле и о выдвинутых против него обвинениях.  В такой ситуации отсутствие доступа к информации в базах данных Интерпола делает подготовку эффективной защиты перед CCF практически невозможной.  Комиссия признаёт, что ограничение доступа гражданина к информации может привести к нарушению принципа равенства сторон в деле, помешать состязательности, привести к серьезным нарушениям прав гражданина.

В этой связи, после вступления в силу нового Устава Комиссии вопросы, связанные с рассмотрением ею запросов граждан о предоставлении доступа к информации, привлекли к себе еще больше внимания.  Как ни странно, Интерпол предоставил государствам неограниченное право отказывать гражданам в доступе к информации одновременно с внедрением организацией ряда важных реформ, направленных на приведение процедуры рассмотрения Комиссией запросов граждан в соответствие с требованиями надлежащей правовой процедуры.  На дату вступления нового Устава в силу оставалось неясным, каким образом CCF планировала проводить предписанные Генеральной ассамблеей Интерпола реформы и при этом гарантировать государствам предоставленное им неограниченное право отказывать гражданам в доступе к информации.  В своих недавних решениях CCF подробно описывает свой подход в этом отношении.

Согласно решениям CCF для того, чтобы соблюсти требования статей 35(3) и 35(4) Устава Комиссии государство должно:

  • указать, как минимум, одну из описанных в статье 35(3) причин отказа в предоставлении гражданину информации: защита общественной безопасности или предотвращение совершения преступления, защита тайны следствия, защита прав и свобод гражданина-заявителя или третьих лиц;
  • обосновать отказ в предоставлении информации применительно к обстоятельствам дела;
  • указать в соответствии с положениями статьи 35(4) Устава, возможно ли предоставление гражданину доступа к части содержащейся в базах данных Интерпола информации.

Комиссия указывает на то, что при наложении ограничений на доступ граждан к информации она стремится, с одной стороны, защитить интересы сторон в деле и, с другой стороны, сохранить состязательность процесса и гарантировать эффективный механизм защиты прав.  При принятии решения о том, насколько интересы государства в ограничении доступа к информации превалирует над интересами гражданина в получении такой информации Комиссия принимает во внимание, помимо прочего, обстоятельства дела, наличие других источников, из которых гражданин может получить такую информацию, возможное нарушение в этой связи других правовых норм, в том числе, международных обязательств, а также возможные связанные с этим риски для Интерпола.  Несмотря на то, что в соответствии с положениями Устава CCF отсутствие обоснования для отказа в доступе к информации не ведёт к ее раскрытию, Комиссия считает эти положения исключением из общего принципа обмена информацией между сторонами в деле и признаёт, что это исключение влияет на права сторон и по этой причине даёт им ограничительное толкование.

Чтобы доказать, что ограничение доступа к информации подпадает под одно из описанных в статье 35(3)Устава обстоятельств сторона должна доказать, что ограничение является уместным, необходимым и соразмерным с учетом обстоятельства дела.  Для вынесения объективного решения в этой связи Комиссия, в отличие от сторон в деле, имеет неограниченный доступ к информации в базах данных Интерпола.  Примеры нарушений государствами положений статьи 35 Устава Комиссии описаны в ее недавних решениях.  Наиболее очевидным нарушением представляется отказ государства от предоставления гражданину какой-либо информации вообще, в том числе, частичной или простого подтверждения о ее наличии или отсутствии, без объяснения при этом причин для такого отказа.

Необходимо помнить о том, что отказ государства обосновать ограничение доступа к информации и, как следствие, нарушение им правил Интерпола не всегда приводит к тому, что Комиссия толкует такой отказ в пользу гражданина при вынесении ею решения по жалобе об удалении информации.  Например, если Комиссия отказала гражданину в удовлетворении запроса о предоставлении доступа к информации в связи с запретом государства, но гражданин при этом все же получил такую информацию из другого источника, CCF может не принять во внимание наложенные государством ограничения.  По всей видимости, CCF гораздо больше озабочена способностью граждан эффективно защитить свои интересы, чем необоснованными отказами государств в предоставлении гражданам доступа к информации.

Несмотря на ограничения, наложенные Генеральной ассамблеей Интерпола на доступ граждан к информации о них в базах данных организации, CCF серьезно относится к злоупотреблениям государствами предоставленным им неограниченным правом отказать в таком доступе.  Так, например, в одном из своих недавних решений Комиссия постановила удалить из баз данных Интерпола запрос об установлении места нахождения и аресте гражданина в целях его экстрадиции если государство не согласится предоставить ему доступ к информации или обосновать такой отказ в соответствии с требованиями Устава Комиссии.  Безусловно, CCF заслуживает похвалы за такой подход.

Применение Положения о Частных Спорах и Статьи 3 Конституции Интерпола Нуждаются в Официальном Разъяснении

Применение Положения о Частных Спорах и Статьи 3 Конституции Интерпола Нуждаются в Официальном Разъяснении

Здание Интерпола, Лион, Франция

В соответствии с Правилами обработки информации Интерпола не подлежат публикации запросы «с красным углом», в основе которых лежат обвинения, вытекающие из частных споров.  Ко мне часто обращаются предприниматели, явившиеся объектами запросов «с красным углом» и диффузий, опубликованных государствами, в которых незаконный захват бизнесов (также известный как «корпоративное рейдерство»), к сожалению, является обычным делом.  Такие незаконные захваты часто характеризуются преступным поведением лиц, целью которых является заставить собственника бизнеса отказаться от ее (его) прав и интересов в соответствующем предприятии.  Для достижения своих преступных целей такие лица часто используют угрозы, вымогательство, а также уголовное преследование собственников бизнеса, основанное на ложных обвинениях.  Такие незаконные уголовные преследования могут предприниматься коррумпированными чиновниками с целью содействовать незаконному захвату бизнеса.  В своём отчете за 2016 год Комиссия по контролю за архивами Интерпола указывает на политически мотивированные уголовные преследования «очень влиятельных бизнесменов».  В отчете за 2017 год Комиссия отмечает: «Хотя ряд жалоб на нарушение государствами статьи 3 конституции Интерпола касается высокопоставленных политических деятелей, большинство таких жалоб получены от предпринимателей, обвинённых в совершении мошенничества и других подобных преступлениях».  В этой связи, на мой взгляд, Комиссии следует разъяснить, каким образом она применяет положение о частных спорах в контексте незаконных захватов бизнесов («корпоративного рейдерства»).  Считает ли Комиссия такие захваты «частными спорами» в целях Правил обработки информации и, как следствие, основанные на них запросы «с красным углом» и диффузии нарушающими это положение?

Кроме того, на мой взгляд, Комиссия применяет положения статьи 3 и в отношении запросов «с красным углом» и диффузий, объектами которых являются лица, не занимающиеся какой-либо политической деятельностью, а ставшие жертвами незаконного участия государственных органов в незаконных захватах имущества таких лиц или участниками гражданских споров, одной из сторон в которых выступает государство.  На мой взгляд, Комиссия указала на такой подход, как минимум, в двух рассмотренных ею делах и в указанных выше годовых отчетах.  Однако и указанные решения и годовые отчеты лишь намекают на то, что Комиссия толкует положения статьи 3 таким образом.  Прямого указания на такое толкование статьи 3 в публикациях Комиссии, к сожалению, пока нет.  В этой связи, учитывая растущее количество жалоб от предпринимателей, обвиняющих государства в использовании каналов Интерпола в нарушение статьи 3 конституции организации, Комиссии следует официально разъяснить свою позицию по этому поводу.

Незаконное использование каналов Интерпола: лишение стран-нарушителей членства в Интерполе – не решение проблемы

Незаконное использование каналов Интерпола: лишение стран-нарушителей членства в Интерполе – не решение проблемы

Здание Интерпола, Лион, Франция

За последние несколько лет Интерпол провёл ряд важных реформ в отношении механизма рассмотрения жалоб на использование государствами каналов организации.  Несмотря на это, государства все чаще используют ресурсы организации в незаконных целях.  Это, однако, не означает, что реформы не имели положительного эффекта.  Наоборот, большинство из них явились шагами в верном направлении и привели механизм рассмотрения жалоб ближе к соответствию современным требованиям надлежащей правовой процедуры.  Ситуация вокруг незаконного использования каналов Интерпола не улучшилась потому, что Интерпол не провёл все нужные реформы.  Так, лица, обращающиеся с требованиями удалить опубликованные в отношении них запросы «с красным углом» и диффузии, до сих пор не имеют право присутствовать при рассмотрении их жалоб, изучать предоставленные государствами доказательства и обжаловать решения об отказе в удалении информации о них из баз данных Интерпола.  Однако даже если бы Интерпол провёл все необходимые реформы, вряд ли государства, известные своими нарушениями прав человека, оставили бы свои попытки использовать Интерпол для политических и других незаконных преследований.  Правда, в этом случае им пришлось бы гораздо труднее.  Тем не менее, если Интерпол не проведёт все необходимые реформы, надеяться на то, что злоупотребления прекратятся не приходится.  Напротив, их количество только продолжит расти.

На сегодняшний день существует целый ряд идей о том, как бороться с незаконным использованием государствами каналов Интерпола.  Одна из таких идей заключается в введении жесткого наказания для нарушителей.  При этом в средствах массовой информации и социальных сетях большой популярностью пользуется предложение лишать государства членства в Интерполе и, как следствие, доступа к ресурсам организации.  Однако группа адвокатов и правозащитников, специализирующихся в области защиты прав жертв незаконного использования Интерпола, к которой принадлежу и я, резко критикуют это предложение.

На первый взгляд, лишение государств, использующих Интерпол в незаконных целях, членства в организации выглядит как эффективная мера: государство, которое не имеет доступа к ресурсам Интерпола, не может ими злоупотребить.  Однако у этого предложения есть серьезные недостатки.  Исключение лишь одного государства из Интерпола может иметь негативные последствия для других членов организации.  Потеряв членство в Интерполе, государство может лишиться возможности идентифицировать настоящих преступников, разыскиваемых другими государствами, и своевременно информировать правоохранительные органы других стран о прибывающих на их территории преступных элементах.  Это может иметь серьезные негативные последствия для региональной и глобальной безопасности.

Следует помнить о том, что базы данных Интерпола содержат не только информацию о лицах, разыскиваемых для экстрадиции по уголовным делам.  Интерпол помогает своим членам обмениваться информацией, играющей важную роль в расследованиях уголовных дел.  К таковой относятся криминалистические данные (отпечатки пальцев, ДНК и т.п.), позволяющие раскрывать преступления, опозновать пропавших без вести лиц и жертв преступлений.  В этой связи, Интерпол уделяет особое внимание несовершеннолетним жертвам преступлений и детям, подвергшимся сексуальному насилию.  Кроме того, базы данных организации содержат информацию об украденных и потерянных паспортах, подделанных документах и документах, позволяющих идентифицировать похищенное имущество (автомобили, суда, предметы искусства и т.п.).  Собираемая Интерполом информация также помогает правоохранительным органам находить незаконно транспортируемое оружие, расследовать деятельность криминальных группировок и бороться с морским пиратством.  Отказ хотя бы одному государству в доступе к такой информации может помешать законным уголовным расследованиям и ухудшить положение жертв преступлений.  Такая мера не может считаться сбалансированным или ответственным подходом к решению вопроса.

Уже высказано предложение наказывать за незаконное использование каналов Интерола не государства, а государственных чиновников, ответственных за коррумпированные уголовные преследования и основанные на них запросы “с красным углом”, диффузии и другие направляемые в Интерпол запросы.  Я согласен с этим предложением.  Хотя такое наказание может и не применяться на глобальном уровне, то есть всеми сразу членами Интерпола, как показывает практика, санкция, назначенная лишь одним государством, может служить достаточно серьезным наказанием.  Так, например, принятый в США Закон Магнитского (the U.S. Global Magnitsky Human Rights Accountability Act) предусматривает в качестве наказания за серьезные нарушения прав человека аннулирование въездной визы США и блокирование сделок с имуществом, принадлежащим лицам, виновным в таких нарушениях.  Другие страны последовали примеру Соединенных Штатов и либо уже приняли свою версию Закона Магнитского либо рассматривают возможность принятия таковой.  Значительные усилия, предпринятые некоторыми лицами, подвергшимися санкциям на основании Закона Магнитского, свидетельствуют о том, что он явился серьезным ответом на их деяния.

Таким образом, мы должны помнить о том, что существует, как минимум, один способ наказать тех, кто использует Интерпол в незаконных целях, который при этом не станет препятствием для законного международного сотрудничества правоохранительных органов.  Нам следует стремиться к достижению именно такого баланса.

Недавний отчет Комиссии по контролю за архивами Интерпола: проблемы с исполнением решений, политически мотивированные преследования бизнесменов, отсутствие информации о странах-нарушителях

Недавний отчет Комиссии по контролю за архивами Интерпола: проблемы с исполнением решений, политически мотивированные преследования бизнесменов, отсутствие информации о странах-нарушителях

Здание Интерпола, Лион, Франция

На днях Комиссия по контролю за архивами Интерпола (CCF) опубликовала свой очередной ежегодный отчет.  В нем описана деятельность комиссии за 2017 год, в том числе, предусмотренные ее новым уставом реформы.  В отчете также отражены проблемы исполнения решений комиссии, применение ею положений статьи 3 конституции Интерпола и отсутствие в ее публикациях исчерпывающей информации о нарушениях государствами правил организации.

В прошлом году власти Испании задержали Уильяма Браудера, известного критика Владимира Путина.  Хотя не все детали случившего стали известны общественности, по слухам арест Браудера последовал за публикацией в базах данных Интерпола запроса России.  До этого задержания Россия предприняла несколько попыток опубликовать в отношении Браудера запрос “с красным углом”.  Интерпол отказывался сотрудничать с Россией в этом деле, назвав его “политически мотивированным”.  Тем не менее, в 2017 году России удалось распространить диффузию по каналам Интерпола.  В отличие от запросов “с красным углом”, диффузии не подлежат проверке со стороны Генерального секретариата организации перед их публикацией.

После ареста Браудера в центре внимания оказался механизм исполнения решений комиссии.  Мог ли Интерпол гарантировать, что ни один запрос “с красным углом” или диффузия, которые комиссия уже постановила подлежащими удалению, не будет вновь опубликован в базах данных организации?  На мой взгляд, лицо, в отношении которого комиссия уже установила нарушение правил Интерпола, могло оказаться в числе разыскиваемых тем же государством по каналам организации по двум причинам: либо механизм исполнения решений комиссии не предусматривал проверки всех входящих запросов и диффузий на предмет их соответствия уже вынесенным ею решениям либо Интерпол позволял тем же государствам публиковать в своих базах данных при определенных обстоятельствах информацию о лицах, уже признанных жертвами незаконного использования каналов организации.

Согласно последнему отчету комиссии среди рассмотренных ею дел были случаи использования государствами диффузий после того, как Интерпол отказывал им в публикации в отношении тех же лиц запросов “с красным углом”.  Более того, согласно отчету комиссии известны случаи использования государствами базы данных SLTD, предназначенной для поиска похищенных и утерянных паспортов, после того, как их запросы “с красным углом” и диффузии были удалены в связи с несоответствием правилам Интерпола.  В своем отчете комиссия называют такую практику государств “незаконным использованием каналов Интерпола” и отмечает, что распротраненная таким образом информация будет удалена, а государства, получившие ее, будут уведомлены о недопустимости использования каналов организации в таких случаях.

Последний отчет комиссии также содержит важную информацию о применении ею положений статьи 3 конституции Интерпола.  В ее предыдущем отчете, за 2016 год, комиссия впервые назвала политически мотивированные преследования бизнесменов среди наиболее важных проблем, с которыми ей пришлось столкнуться.  В то же время, комиссия не прокоментировала применение ею положений статьи 3 при разрешении дел об использовании каналов Интерпола в отношении лиц, которые не принимали активного участия в политической жизни, а явились жертвами коррумпированных уголовных преследований в целях незаконного захвата принадлежащих им бизнесов или других имущественных интересов.  Некоторые решения, вынесенные комиссией по отдельным делам, как и ее последний отчет свидетельствуют о том, что комиссия, по всей видимости, применяет положения статьи 3 в таких случаях.

Наконец, еще один важный аспект недавнего отчета заключается в том, что комиссия, к сожалению, пока отказывается публиковать исчерпывающую информацию о нарушающих ее правила государствах.  Несмотря на растущее количество жалоб, количество нарушений, о которых становится известно общественности, крайне незначительно по сравнению с количеством поступающих в комиссию жалоб.  В своем отчете за 2010 год комиссия впервые указала на государства, в отношении которых она получила наибольшее количество жалоб.  Однако ни один из последующих отчетов комиссии, в том числе ее отчет за 2017 год, не содержит такой информации, как и информации о количестве допущенных каждым из государств нарушений и природе таких нарушений, в то время как комиссия обладает полномочиями публиковать такую информацию.

Дело Хакима аль-Арайби – еще один пример незаконного использования каналов Интерпола против беженцев

Дело Хакима аль-Арайби – еще один пример незаконного использования каналов Интерпола против беженцев

Удостоверение беженца

В феврале 2015 года Исполнительный комитет Интерпола разослал странам-членам организации текст нового положения, согласно которому Интерпол, как правило, не будет сотрудничать с государствами при объявлении ими в международный розыск беженцев.  Несмотря на то, что положение должно помочь Интерополу защитить беженцев от незаконных преследований, оно имеет значительные недостатки.  Одним из таких недостатков является отсутствие в нем права беженцев на получение информации из баз данных Интерпола без согласия государства.  В результате, беженцы часто узнают о наличии в их отношении запроса “с красным углом” или диффузии только после их задержания.  За арестом может последовать длительное заключение и, возможно, экстрадиция.  Для беженцев, оказавшихся в такой ситуации, предоставленные положением привилегии могут и не пригодиться.

Манама, Бахрейн

Хаким аль-Арайби далеко не первый беженец, задержанный из-за запроса “с красным углом”, со дня принятия Интерполом указанного положения.  Так, летом 2016 года власти Италии, действуя на основании запроса “с красным углом”, задержали гражданина Ирана, беженца и активиста в области прав человека Мехди Кхосрави.  Статус беженца Кхосрави предоставила Великобритания.  Парамжит Сингх, защитник прав Сикхов на самоопределение, бежавший из Индии и получивший в 2000 году убежище в Великобритании, был задержан в декабре 2015 года по запросу Индии, направленному по каналам Интерпола.  Власти Португалии позволили Сингху покинуть страну только спустя два месяца с момента его задержания.

Здание парламента, Канберра, Австралия

Следует ли ожидать от Интерпола изменений в подходе организации к использованию ее ресурсов в отношении лиц со статусом беженца?  В сентябре 2007 года Генеральная ассамблея Интерпола приняла резолюцию, которой она утвердила принятое ранее Исполнительным комитетом положение об использовании каналов организации в отношении лиц со статусом беженца.  Однако, судя по содержанию резолюции, Генеральная ассамблея гораздо больше озабочена возможностью злоупотребления настоящими преступниками международными соглашениями о беженцах, чем незаконным использованием каналов Интерпола для преследования лиц, получивших статус на законных основаниях.  Резолюция призывает государства и Интерпол принять все меры, необходимые для предотвращения незаконного использования статуса беженца, и в этих целях содействовать международному обмену информацией при рассмотрении заявлений о предоставлении убежища.  При этом, она ни разу не ссылается на статью 3 конституции Интерпола, которая строго запрещает организации участвовать в каких-либо акциях политического, военного, религиозного или расового характера, или на необходимость защитить лиц, объявленных в международный розыск, от незаконного преследования.  Несмотря на продолжающиеся преследования беженцев, резолюция не содержит призыв в адрес Интерпола решить указанную проблему.

Интерпол должен предоставить беженцам право доступа к информации о них в базах данных организации без согласия государства.  В противном случае, за делом Хакимом аль-Арайби могут последовать новые случаи незаконного использования каналов Интерпола в отношении беженцев.

Юрий Немец выступил на организованной Американской ассоциацией адвокатов конференции “Запросы с “красным углом” и Интерпол: поиск баланса между правоприменением и надлежащей правовой процедурой”

Юрий Немец выступил на организованной Американской ассоциацией адвокатов конференции “Запросы с “красным углом” и Интерпол: поиск баланса между правоприменением и надлежащей правовой процедурой”

29 января 2019 года Теодор Бромунд (The Heritage Foundation), Мишел Эстлюнд (Estlund Law), Юрий Немец (Nemets Law Firm), Ребекка Шейфер (Fair Trials) и Брюс Загарис (Berliner Corcoran & Rowe) выступили на организованной Американской ассоциацией адвокатов конференции “Запросы с “красным углом” и Интерпол: поиск баланса между правоприменением и надлежащей правовой процедурой”:

close

Подпишитесть чтобы получать новые посты по email!