Автор: Юрий Немец

КОМИССИЯ ПО КОНТРОЛЮ ЗА АРХИВАМИ ИНТЕРПОЛА РАСШИРИТЕЛЬНО ТОЛКУЕТ ПРАВИЛА О БЕЖЕНЦАХ И ПРОСИТЕЛЯХ УБЕЖИЩА

КОМИССИЯ ПО КОНТРОЛЮ ЗА АРХИВАМИ ИНТЕРПОЛА РАСШИРИТЕЛЬНО ТОЛКУЕТ ПРАВИЛА О БЕЖЕНЦАХ И ПРОСИТЕЛЯХ УБЕЖИЩА

В конце 2014 – начале 2015 годов Интерпол принял Положение о беженцах и просителях убежища, согласно которому Организация, как правило, будет удалять из своих баз данных запросы “с красным углом” и диффузии в отношении лиц со статусом беженца при соблюдении всех следующих условий: Интерпол должен получить от государства, предоставившего статус беженца, подтверждение наличия у лица такого статуса; запрос “с красным углом” или диффузия исходят от государства, со стороны которого лицо опасается преследований; и статус беженца предоставлен не из-за какого-либо политического конфликта между государством, предоставившим такой статус, и государством, со стороны которого лицо опасается преследований.  Со дня введения в действие Положения оно стало настоящим «спасательным кругом» для многих лиц, ставших объектами незаконных государственных запросов, распространенных по каналам Интерпола, и, пожалуй, наиболее простым способом борьбы с незаконными запросами «с красным углом» и диффузиями.

Удостоверение беженца

Комиссия по контролю за архивами Интерпола крайне редко публично комментирует применение ею Положения Интерпола о беженцах и просителях убежища.  До недавнего времени самым значимым публичным комментарием Комиссии по этому поводу было ее решение не применять Положение к лицам, обратившимся с жалобами в Интерпол после получения ими гражданства или подданства стран, предоставивших им статус беженца.  На мой взгляд, это решение Комиссии ошибочно.  Однако этот вопрос заслуживает особого внимания, и я напишу о своих соображениях по этому поводу в одной из моих следующих публикаций.  Сегодня я хочу обсудить недавнюю публикацию Комиссии, в которой она выражает свою готовность защитить беженцев и просителей убежища от злоупотреблений каналами Интерпола даже в тех случаях, когда Положение о беженцах и просителях убежища не применяется.

В своей публикации Комиссия описывает дело лица, ставшего объектом запроса «с красным углом».  В это дело вовлечены три страны: (1) страна-источник запроса «с красным углом», (2) страна, гражданином которой является это лицо, и (3) страна, предоставившая этому лицу убежище из-за преследований со стороны государства, гражданином которого это лицо является, и отказавшая в его экстрадиции в страну-источник запроса «с красным углом» из-за нарушений прав человека, которым это лицо могло подвергнуться в случае экстрадиции.  В этой связи, необходимо помнить о том, что в соответствии с Положением Интерпола о беженцах и просителях убежища оно применяется к запросам “с красным углом” и диффузиям, которые исходят от государства, со стороны которого лицо опасается преследований.  Поскольку государство, из-за преследований которого лицу предоставлено убежище, не является в этом деле источником запроса «с красным углом», Комиссия отказалась удалить запрос на основании Положения Интерпола о беженцах и просителях убежища.  Однако при этом Комиссия не стала игнорировать факт наличия у лица статуса беженца.

После изучения всех имеющихся у Комиссии доказательств она вынесла решение в пользу лица, явившегося объектом запроса «с красным углом», сославшись при этом, помимо других обстоятельств дела, на наличие у этого лица статуса беженца.  Комиссия аргументировала свое решение тем, что в случаях, когда Положение Интерпола о беженцах и просителях убежища не применяется stricto sensu, факт предоставления статуса беженца, тем не менее, может служить еще одним обстоятельством, указывающим на необходимость удаления запроса государства из баз данных Интерпола в целях соблюдения Организацией положений статьи 2 ее конституции.В конце 2014 – начале 2015 годов Интерпол принял Положение о беженцах и просителях убежища, согласно которому Организация, как правило, будет удалять из своих баз данных запросы “с красным углом” и диффузии в отношении лиц со статусом беженца при соблюдении всех следующих условий: Интерпол должен получить от государства, предоставившего статус беженца, подтверждение наличия у лица такого статуса; запрос “с красным углом” или диффузия исходят от государства, со стороны которого лицо опасается преследований; и статус беженца предоставлен не из-за какого-либо политического конфликта между государством, предоставившим такой статус, и государством, со стороны которого лицо опасается преследований.  Со дня введения в действие Положения оно стало настоящим «спасательным кругом» для многих лиц, ставших объектами незаконных государственных запросов, распространенных по каналам Интерпола, и, пожалуй, наиболее простым способом борьбы с незаконными запросами «с красным углом» и диффузиями.

Удостоверение беженца

Комиссия по контролю за архивами Интерпола крайне редко публично комментирует применение ею Положения Интерпола о беженцах и просителях убежища.  До недавнего времени самым значимым публичным комментарием Комиссии по этому поводу было ее решение не применять Положение к лицам, обратившимся с жалобами в Интерпол после получения ими гражданства или подданства стран, предоставивших им статус беженца.  На мой взгляд, это решение Комиссии ошибочно.  Однако этот вопрос заслуживает особого внимания, и я напишу о своих соображениях по этому поводу в одной из моих следующих публикаций.  Сегодня я хочу обсудить недавнюю публикацию Комиссии, в которой она выражает свою готовность защитить беженцев и просителей убежища от злоупотреблений каналами Интерпола даже в тех случаях, когда Положение о беженцах и просителях убежища не применяется.

В своей публикации Комиссия описывает дело лица, ставшего объектом запроса «с красным углом».  В это дело вовлечены три страны: (1) страна-источник запроса «с красным углом», (2) страна, гражданином которой является это лицо, и (3) страна, предоставившая этому лицу убежище из-за преследований со стороны государства, гражданином которого это лицо является, и отказавшая в его экстрадиции в страну-источник запроса «с красным углом» из-за нарушений прав человека, которым это лицо могло подвергнуться в случае экстрадиции.  В этой связи, необходимо помнить о том, что в соответствии с Положением Интерпола о беженцах и просителях убежища оно применяется к запросам “с красным углом” и диффузиям, которые исходят от государства, со стороны которого лицо опасается преследований.  Поскольку государство, из-за преследований которого лицу предоставлено убежище, не является в этом деле источником запроса «с красным углом», Комиссия отказалась удалить запрос на основании Положения Интерпола о беженцах и просителях убежища.  Однако при этом Комиссия не стала игнорировать факт наличия у лица статуса беженца.

После изучения всех имеющихся у Комиссии доказательств она вынесла решение в пользу лица, явившегося объектом запроса «с красным углом», сославшись при этом, помимо других обстоятельств дела, на наличие у этого лица статуса беженца.  Комиссия аргументировала свое решение тем, что в случаях, когда Положение Интерпола о беженцах и просителях убежища не применяется stricto sensu, факт предоставления статуса беженца, тем не менее, может служить еще одним обстоятельством, указывающим на необходимость удаления запроса государства из баз данных Интерпола в целях соблюдения Организацией положений статьи 2 ее конституции.

Темой шестого из серии вебинаров юридической фирмы NEMETS, посвященных проблемам злоупотребления каналами Интерпола, станут результаты заседания 91-й Генеральной ассамблеи Интерпола

Темой шестого из серии вебинаров юридической фирмы NEMETS, посвященных проблемам злоупотребления каналами Интерпола, станут результаты заседания 91-й Генеральной ассамблеи Интерпола

7 декабря 2023 года юридическая фирма NEMETS проведет шестой вебинар о проблемах злоупотребления каналами Интерпола и защиты прав лиц, объявленных в международный уголовный розыск.  Темой этого вебинара станут результаты заседания 91-й Генеральной ассамблеи Интерпола.  Вебинар будет транслироваться на YouTube, Twitter (X) и Facebook.

Интерпол обязан предотвращать распространение по каналам организации все, без исключений, незаконные государственные запросы

Интерпол обязан предотвращать распространение по каналам организации все, без исключений, незаконные государственные запросы

Этот блог-пост основан на статье Юрия Немеца INTERPOL’s Power to Act Preemptively in Fighting Government Abuse, International Enforcement Law Reporter Vol. 35, Issue 5 (May 2019). См. также статью Юрия Немеца INTERPOL’s Power to Prevent Diffusion Abuse: Legal, Political and Technological Considerations Vol. 35, Issue 7 (July 2019)

В своем отчете за 2017 год Комиссия по контролю за архивами Интерпола (CCF) указывает на отсутствие у Интерпола механизма, который позволил бы блокировать диффузии и другие государственные запросы до их распространения по каналам организации. В своем отчете Комиссия также указывает на случаи, когда государствам, чьи запросы «с красным углом» были удалены по указанию Комиссии как нарушающие правила Интерпола, удавалось использовать диффузии для распространения запросов в отношении тех же лиц, которые явились объектами удаленных ранее запросов «с красным углом», исходящих от этих государств. После публикации Комиссии указанного отчета я призвал Интерпол ввести такой механизм для предотвращения распространения запросов в отношении лиц, которых Интерпол уже признал жертвами незаконного использования каналов организации.

В соответствии с правилами Интерпола Генеральный секретариат организации должен действовать превентивно, а не ограничивать свою деятельность уже распространенными по каналам Интерпола государственными запросами. В этой связи, важно помнить, что правила Интерпола не только предоставляют организации право проверять на соответствие ее правилам все поступающие диффузии, запросы «с красным углом» и другие государственные запросы, они требуют, чтобы Интерпол проводил такую проверку в целях предотвращения незаконного использования каналов организации. Право государств направлять диффузии друг другу напрямую, без предварительной проверки Генерального секретариата, не превалирует над правом и обязанностью последнего проверять все поступающие от государств запросы, в том числе, диффузии, и блокировать их в целях предотвращений злоупотреблений.

Здание Интерпола, Лион, Франция

Генеральная ассамблея, высший орган Интерпола, требует эффективного применения правил организации. Правила обработки информации (RPD), принятые Генеральной ассамблеей, дают Генеральному секретариату широкие полномочия для эффективного применения правил.  Согласно RPD Генеральный секретариат уполномочен предотвращать незаконное использование государствами каналов Интерпола. Для этого, согласно RPD, Интерпол (1) не обязан обладать вескими доказательствами незаконных действий государства – достаточно подозрения, что такие действия имеют место быть, (2) должен использовать все возможные средства, не нарушающие правила организации, и (3) должен действовать превентивно, то есть, блокировать незаконный запрос до того, как он будет распространен и станет доступным другим государствам.

Вне зависимости от того, каким именно инструментом пользуется государство для распространения по каналам Интерпола информации, оно использует ресурсы организации, и поэтому любой государственный запрос регулируется RPD и является объектом указанных выше широких полномочий Генерального секретариата. Кроме того, Генеральный секретариат обладает широкими полномочиями в выборе механизмов и средств, необходимых для соблюдения обязательства по предотвращению злоупотреблений каналами организации.  Более того, RPD обязывают Интерпол найти и внедрить такие механизмы и средства.

Важно также помнить о том, что обязательство Генерального секретариата не допустить распространения нарушающих правила Интерпола государственных запросов прямо следует из его обязательств исполнять решения CCF. Государства не имеют права действовать в нарушение решений CCF, и ее решения являются обязательными к исполнению Генеральным секретариатом. Таким образом, любой аргумент, поддерживающий право государств без какой-либо предварительной проверки со стороны Интерпола распространять информацию о лицах, которых CCF уже признала жертвами незаконного использования ресурсов организации, противоречит правилам Интерпола, которые дают Генеральному секретариату полномочия проводить такую проверку и закрепляют за решениями CCF обязательный к исполнению характер. Как следствие, такие аргументы приводят к выводу о том, что механизм, целью которого является защита жертв незаконного использования каналов Интерпола, является фикцией.

Наконец, если бы у Интерпола не было полномочий предотвращать незаконное использование каналов организации, государства-участники Интерпола оказались бы постоянными объектами обвинений в пособничестве государтвам-нарушителям. В этой связи, необходимо помнить о том, что RPD предусматривают ответственность не только за распространение незаконных запросов, но и за их исполнение их получателями.

Юрий Немец выступит на организованной Американской ассоциацией адвокатов конференции, посвященной злоупотреблениям каналами Интерпола и защите прав лиц, объявленный в международный розыск по каналам Организации

Юрий Немец выступит на организованной Американской ассоциацией адвокатов конференции, посвященной злоупотреблениям каналами Интерпола и защите прав лиц, объявленный в международный розыск по каналам Организации

25 июля 2023 года Юрий Немец выступит на организованной Американской ассоциацией адвокатов (ABA) конференции, посвященной проблеме злоупотреблений каналами Интерпола и защите прав лиц, объявленных в международный уголовный розыск по каналам организации. На конференции будут обсуждаться последние события в этой области. Это – пятая конференция ABA, посвященная защите прав жертв незаконного использования каналов Интерпола. Юрий участвовал во всех предыдущих конференциях ABA по этой теме. До этого, в 2018 году, конференция  прошла под началом Ассоциации экспертов в области предотвращения финансовых преступлений (Association of Certified Financial Crime Specialists (ACFCS)), в которой Юрий также принял участие. В этих конференциях всегда принимают участие опытные профессионалы, адвокаты, специализирующиеся в защите жертв незаконного использования каналов Интерпола, и ученые, занимающиеся изучением этих вопросов. На этих конференциях обсуждаются самые актуальные проблемы, в том числе, применение Интерполом правил организации, реформирование механизма защиты прав лиц, объявленных в международный розыск по каналам Интерпола, и законодательные инициативы в этой области. Мы рады тому, что такие конференции стали регулярным событием. Проходящие во время них дискуссии всегда крайне интересны и полезны.

Регистрация для аудитории: https://urldefense.proofpoint.com/v2/url?u=https-3A__americanbar.zoom.us_webinar_register_WN-5FsUGjMqqXTze187DpIN5wnw&d=DwMGaQ&c=euGZstcaTDllvimEN8b7jXrwqOf-v5A_CdpgnVfiiMM&r=EdbakWNcaBtMWC6KkfB5Zv42TLxobocOWsk6DltS1vo&m=_LRIAoz2719_YERnqu6yP68mEHTn1DAZ1-4IRo7PyAJv0cZPjlPL9NhZY0njWAK1&s=kx7Vk6mMalntNgZ1ihFyyH90etRftbKAjHEYpMpv5-w&e=

Интерпол подтвердил ограниченную роль превентивных запросов, посредством которых их авторы предупреждают организацию о предстоящих злоупотреблениях ее каналами

Интерпол подтвердил ограниченную роль превентивных запросов, посредством которых их авторы предупреждают организацию о предстоящих злоупотреблениях ее каналами

Запросы, поступающие в Интерпол от лиц, которые могут явиться или явились объектами направляемых государствами по каналам организации запросов, принято делить на четыре категории: запросы о предоставлении доступа к информации в базах данных Интерпола, запросы о внесении изменений или об удалении информации из баз данных организации (жалобы), запросы о пересмотре вынесенных Комиссией по контролю за архивами Интерпола решений по индивидуальным делам и превентивные запросы, которые предназначены для предупреждения Интерпола о возможном поступлении в будущем государственных запросов, нарушающих правила организации.  Из указанных четырех категорий только превентивные запросы не упомянуты в правилах Интерпола.  Поэтому, неудивительно что, в отличие от других категорий запросов, для превентивных запросов не существует формальной процедуры их рассмотрения.

INTERPOL Headquarters, Lyon, France

Интерпол является крайне «непрозрачной» организацией, за ее организацию часто критикуют. Одним из примеров такой непрозрачности является положение об обработке информации о беженцах и искателях убежища.  Несмотря на то, что это положение было принято Интерполом в 2015 году и стало важным шагом на пути защиты прав жертв незаконного использования каналов организации, его текст до сих пор официально не опубликован.  Каким бы ироничным и нелогичным не казалось отсутствие официального текста положения о беженцах и искателях убежища, оно официально принято Генеральной ассамблей Интерпола, что делает основанные на нем запросы об удалении информации из баз данных организации предметом формального рассмотрения по правилам, применяемым к процедуре об удалении информации, применяемым к другим жалобам на действия государств-членов Интерпола.  В то же время, превентивные запросы не имеют формального статуса, который бы обязал Интерпол рассматривать их по существу, выносить решения и исполнять их.  Эта ситуация порождает серьезный пробел в механизме, целью которого должна являться защита прав жертв незаконного использования каналов организации.

Превентивные запросы крайне важны именно потому, что они превентивные.  Обязательство Интерпола действовать превентивно в борьбе с незаконным использованием каналов организации закреплено в правилах организации. Это обязательство ясно сформулировано и является неоспоримым.   Для его исполнения Интерполу предоставлены широкие полномочия.  Почему же тогда Интерпол не обладает четко сформулированной, прозрачной и формальной процедурой рассмотрения запросов, целью которых является помочь организации предотвратить злоупотребления до того, как государства смогут их совершить?  Оправдания такому положению вещей не может быть.

На протяжении длительного времени Интерпол официально не комментировал свой подход к превентивным запросам, хотя Комиссия по контролю за архивами Интерпола в некоторых из ее ежегодных отчетах указывала на количество полученных ею превентивных запросов.  При этом Комиссия не рассматривает такие запросы по существу, считая свои полномочия ограниченными только той информацией, которая уже содержится в базах данных Интерпола (превентивные запросы касаются информации, которая, по крайне мере, по мнению ее авторов, еще не распространена по каналам организации).  Наконец, Интерпол официально разъяснил роль превентивных запросов и подход к ним.  Так, по утверждениям Интерпола, получив такой запрос, Комиссия передает его в Генеральный секретариат для «информации и принятия соответствующих мер» (“for information and appropriate action”).  Интерпол не разъясняет, что означает «принятие соответствующих мер» и не гарантирует, что организация рассмотрит превентивный запрос или предпримет какие-либо шаги если она получит запрос от соответствующего государства.  Более того, Интерпол не обязуется оповещать авторов превентивных запросов ни о предпринятых организацией мерах ни о поступлении запроса от государства.  Таким образом, Интерпол подтвердил ограниченную роль, которую играют превентивные запросы в деятельности организации по борьбе с злоупотреблениями ее каналами.

При принятии решения о том, следует ли направить в Интерпол превентивный запрос необходимо также помнить о том, что Комиссия по контролю за архивами Интерпола, как правило, соблюдает условия конфиденциальности информации, содержащейся в получаемых ею жалобах, в то время, как Генеральный секретариат Интерпола такими обязательствами не ограничен.  Таким образом, необходимо помнить о том, что существует вероятность передачи Генеральным секретариатом содержащейся в превентивном запросе информации государству, от которого может поступить запрос в отношении автора превентивного запроса, а также с другими государствами-членами Интерпола, которые могут использовать такую информацию против автора превентивного запроса.

Учитывая ограниченную роль превентивных запросов и отсутствие гарантии конфиденциальности содержащейся в них информации, возникает вопрос: стоит ли вообще направлять превентивные запросы в Интерпол?  Ответ на этот вопрос зависит от обстоятельств конкретного дела.  Тем не менее, на мой взгляд, в большинстве случаев лучше предупредить Интерпол о возможных злоупотреблениях каналами организации в будущем, поскольку вероятность (пусть в некоторых случаях и незначительная) того, что Генеральный секретариат предпримет необходимые шаги все равно остается.  Следует, однако, помнить, как указано выше, о том, что содержащаяся в превентивном запросе информация может быть использована против ее автора.

Юридическая фирма NEMETS проводит серию вебинаров о проблемах злоупотребления каналами Интерпола и защиты прав лиц, объявленных в международный уголовный розыск по каналам организации

Юридическая фирма NEMETS проводит серию вебинаров о проблемах злоупотребления каналами Интерпола и защиты прав лиц, объявленных в международный уголовный розыск по каналам организации

Юридическая фирма NEMETS основала серию вебинаров о проблемах злоупотребления каналами Интерпола.  В этой связи, управляющий партнер фирмы Юрий Немец сказал: “Защита прав лиц, объявленных в международный уголовный розыск по каналам Интерпола, как область права начала формироваться относительно недавно.  Ее “молодой возраст” отчасти объясняет крайне незначительное количество источников, из которых общественность может получить достоверную информацию.  Кроме того, это достаточно сложная область права.  На протяжении последних нескольких лет Интерпол внедрил целый ряд новых проектов, расширяющих роль организации как самого эффективного средства сотрудничества правоохранительных органов государств-членов.  Многие из таких новшеств создали дополнительные угрозы для жертв незаконного использования каналов Интерпола, а нормативные акты, которые должны гарантировать соблюдение организацией ее обязательств по охране прав человека, практически не эволюционировали.  Это привело к постоянно растущему числу злоупотреблений со стороны государств.  В то же время, применение Интерполом своих правил в делах о незаконном использовании каналов организации постепенно сформировалось в важный для юристов источник, который, однако, не отвечает на многие возникающие в практике вопросы.  Именно поэтому мы и начинаем серию вебинаров.  Наша цель – повысить осведомленность общественности, рассказать о проблемах, с которыми сталкиваются жертвы незаконного использования каналов Интерпола и их адвокаты, и найти им решение”.

Вы можете посмотреть запись первого вебинара по этой ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=BJIxNenMejE&t=23s

Для некоторых стран-членов Интерпола приостановка и лишение членства в организации вскоре может стать вполне реальным

Для некоторых стран-членов Интерпола приостановка и лишение членства в организации вскоре может стать вполне реальным

В том, что касается незаконного использования каналов Интерпола, самым значительным пунктом повестки 90-й Генеральной ассамблеи (18-21 октября 2022 года) явилось предложение внести изменения в конституцию организации, которые бы допускали приостановку и лишение членства ее государств-участников.  В настоящее время ни конституция ни какой-либо другой источник, регулирующий деятельность Интерпола, не содержит положений, допускающих это.  Самое строгое наказание, которому могут подвергнуться страны-члены Интерпола, – приостановка на длительный период права допуска к базам данных организации, а именно, права публиковать информацию в базах данных, знакомиться с ней и копировать ее.  Такая приостановка, однако, не затрагивает другие права государства-члена Интерпола.

Здание Интерпола, Лион, Франция

Призывы лишать государства членства в Интерполе звучат давно.  Со временем они только усилились, даже после того, как в 2016-17 годах Интерпол провел ряд реформ, целью которых является защита жертв незаконного использования каналов организации.  Все это время Интерпол представляет общественности проведенные реформы как значительный шаг в этом направлении.  Однако на практике незаконное использование каналов организации процветает.  Это происходит потому, что реформы 2016-17 годов устранили лишь незначительное число причин, по которым государства способны использовать каналы Интерпола для незаконных преследований.  До сих пор Интерпол не проявил готовности к проведению каких-либо дополнительных реформ, которые бы смогли минимизировать незаконные действия государств.

В своей резолюции GA-2022-90-RES-02 Генеральная ассамблея поручила рабочей группе (Group to Review Legal Provisions Relating to INTERPOL’s Governance Bodies) подготовить всесторонний анализ и предложения по внесению изменений в правила Интерпола, которые бы установили критерии и процедуру для приостановки и лишения членства в организации.  Согласно резолюции такие критерии и процедура должны идти в ногу с существующей в других международных организациях практикой и гарантировать последовательность и открытость процесса.  Ясно, что в этом вопросе Интерпол не хочет отличаться от других международных организаций.

Однако вероятность того, что Интерпол сможет заимствовать один из уже существующих механизмов без внесения в него значительных изменений, учитывающих специфику деятельности организации, крайне мала.  Приостановка или лишение членства в Интерполе лишь одного государства может негативно повлиять на региональную и международную безопасность.  Помимо информации о лицах, обвиняемых в совершении преступлений, базы данных Интерпола содержат данные, позволяющие устанавливать местонахождение пропавших без вести лиц, спасать жертвы преступлений, а также другую информацию, необходимую для законных уголовных расследований.  Поэтому, скорее всего, рабочая группа по результатам своей работы предложит изменения в правила Интерпола, допускающие приостановку или лишение членства только за очень серьезные нарушения правил организации.  Вне зависимости от того, что именно предложит рабочая группа, Генеральная ассамблея ясно указала на то, что возможность приостановки или прекращения членства государств должна быть.  При таких обстоятельствах, рабочая группа вряд ли предложит Интерполу отказаться от этой идеи.  Перед ней теперь стоит трудная задача.

Введение механизма приостановки и прекращения членства государств невозможно без пересмотра Интерполом своего подхода к предоставлению общественности доступа к информации о деятельности организации.  Как указано выше, резолюция Генеральной ассамблеи требует прозрачности процедуры приостановки и прекращения членства государств-участников организации.  Однако добиться такой прозрачности невозможно без публикации Интерполом исчерпывающей информации о незаконном использовании государствами ресурсов организации (в том числе, названий таких государств, нарушенных ими правил, а также количества совершенных ими нарушений).  До сих пор, Интерпол отказывается опубликовать такую информацию, хотя организация является ее единственным достоверным источником.

Самая непрозрачная часть механизма защиты жертв злоупотреблений каналами Интерпола

Самая непрозрачная часть механизма защиты жертв злоупотреблений каналами Интерпола

В августе 2017 года, с промежутком всего в две недели, власти Испании задержали двух граждан Европейского Союза, писателя Догана Акханли и журналиста Хамза Ялчина.  И Акханли и Ялчин открыто критиковали режим президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.  Власти Испании действовали на основании запросов Турции, которые последней удалось рапространить по каналам Интерпола после событий, которые Эрдоган охарактеризовал как неудавшаяся попытка свергнуть его режим.  После задержания Акханли и Ялчина властями Испании состоялась встреча между чиновниками Европейского Союза и представителями Интерпола, во время которой по сообщениям СМИ представители Интерпола заверили официальных лиц ЕС в том, что созданная в рамках Интерпола рабочая группа (INTERPOL Notices and Diffusions Task Force — NDTF) изучает 40 тысяч запросов “с красным углом” на предмет их соответствия статье 3 конституции организации.  Статья 3 конституции Интерпола строго запрещает организации участвовать в делах политического характера.

В то время, я написал статью, в которой выразил свои сомнения относительно деятельности NDTF.  В частности, я задал вопрос: каким образом Интерпол планировал провести такой гигантский анализ эффективным и объективным образом.  Всестороннее изучение 40 тысяч поступивших от государств запросов потребовало бы  значительных усилий, даже если бы Интерпол во много раз увеличил количество своих сотрудников и получил бы для этих целей дополнительное финансирование.  Такой анализ потребовал бы от Интерпола изучения информации, значительно превышающей по своему объему ту информацию, которую государства обязаны предоставить организации согласно ее правилам, чтобы она согласилась публиковать их запросы в своих базах данных.  В большинстве случаев, уже имеющаяся в базах данных Интерпола информация не позволяет организации убедиться в том, что запрос “с красным углом”, диффузия или другой поступивший от государства-участника запрос соответствует правилам организации.  Однако не только огромный объем информации вызывает сомнения в способности NDTF решить поставленную перед ней задачу, но и источник такой информации.  Поскольку Интерпол не имеет полномочий предоставлять информацию из своих баз данных без согласия государства, по запросу которого такая информация опубликована в базах данных организации (более того, Интерполу запрещено подтверждать или опровергать само наличие такой информации в ее базах данных),  у NDTF часто не будет другого источника информации о деле, кроме государства, добивающегося выдачи лица.  Трудно себе представить страну, которая злоупотребляет каналами Интерпола и в то же время содействует организации в объективной оценке законности использования ее каналов.

Спустя четыре с половиной года, я продолжаю считать NDTF частью PR-стратегии Интерпола, направленной на поддержание репутации организации в условиях растущего недовольства из-за ее участия в нарушениях прав человека, нежели эффективным средством защиты против злоупотреблений каналами Интерпола.  В публичном пространстве практически нет информации о деятельности NDTF.  Единственное, что Интерпол посчитал необходимым донести до общественности — это то, что NDTF состоит из нескольких десятков сотрудников, задачей которых является проверка государственных запросов по инициативе Интерпола, нежели по инициативе лиц, явившихся объектами таких запросов.  В публичном доступе нет ни информации о требованиях, которым должны отвечать сотрудники NDTF, ни о методиках или процедурах их работы (если таковые вообще существуют).  Более того, Интерпол не опубликовал и результаты работы NDTF, что вызывает вопрос: эффективна ли NDTF вообще?  Сколько запросов государств изучила NDTF за все это время?  Сколько таких запросов, по мнению NDTF, нарушили правила Интерпола?  Какова природа таких нарушений?  От каких стран они поступили?  Все эти вопросы остаются без ответа.  Более того, мне неизвестно ни об одном случае, когда NDTF проинформировала лицо, явившееся объектом распространенного по каналам Интерпола запроса, о сделанных ею заключениях.

Почему Интерпол не публикует информацию об NDTF?  Этот вопрос заслуживает ответа, тем более, что Интерпол позиционирует NDTF как важный элемент механизма защиты прав жертв злоупотреблений каналами организации.  Почему Интерпол не принял и не опубликовал требования и процедуры, которым NDTF должна следовать?  Почему в публичном доступе нет информации о результатах ее работы?  В отличие от NDTF, Комиссия по контролю за архивами Интерпола (the Commission for the Control of INTERPOL’s Files (CCF)), также являющаяся частью указанного здесь механизма защиты жертв злоупотреблений, имеет устав, процессуальные правила и, более того, публикует выдержки из своих решений по конкретным делам, информируя таким образом практикующих юристов о применении ею правил Интерпола.  Хотя CCF далека от необходимой прозрачности своей деятельности, об NDTF не опубликовано и одного процента того объема информации, которая опубликована о CCF.  При таких условиях, NDTF не может считаться серьезным средством борьбы с злоупотреблениями каналами Интерпола.

Генеральная Ассамблея Интерпола обозначила свои приоритеты, но прав человека среди них нет

Генеральная Ассамблея Интерпола обозначила свои приоритеты, но прав человека среди них нет

Я не помню другого такого года, когда Интерпол подвергнулся такой резкой критике за очевидно недостаточное внимание организации к злоупотреблениям ее каналами и одновременно сделал все, чтобы подтвердить обоснованность этой критики.

INTERPOL Headquarters, Lyon, France

В этом году заседание 89-й Генеральной ассамблеи Интерпола состоялось в Турции.  Многие из нас раскритиковали этот выбор.  Турция известна своими злоупотреблениями каналами организации.  Наиболее очевидный пример – попытка использовать Интерпол для уголовного розыска целого ряда обвиненных правительством Эрдогана в неудавшемся перевороте.  Пока представители стран-членов организации собирались в Стамбул, правительство Турции жаловалось на отказ Интерпола сотрудничать с ним в отношении ряда лиц, обвиненных в связях с движением Фетулла Гюлена.  Правила Интерпола не предоставляют странам, берущим на себя проведение очередных заседаний Генеральной ассамблеи, какие-либо привилегии относительно назначения на высокие посты внутри организации или голосования по другим вопросам.  Однако для государства, обвиненного в нарушении правил Интерпола, понесенные в связи с приемом расходы вполне обоснованы – если Интерпол принял приглашение, государство выглядит вполне “рукопожатным”.

Затем Интерпол объявил о снятии ограничений с правительства Сирии, наложенных организацией почти девять лет назад.  Этот шаг вызвал еще большее негодование, учитывая огромное количество беженцев, которые также могут оказаться жертвами злоупотреблений со стороны правительства страны.

Новая Мечеть (Йени Джами) в Стамбуле, Турция

ОАЭ и Китай, также известные своим использованием каналов Интерпола для незаконных уголовных преследований, выдвинули своих представителей в качестве кандидатов на посты в Исполнительном комитете организации, который, помимо прочего, отвечает за исполнение решений Генеральной ассамблеи и руководит деятельностью Генерального секретариата.  89-я Генеральная ассамблея проголосовала за изменения правил, регулирующих избрание членов Исполнительного комитета, которые должны сделать выборы более прозрачными, и утвердила Кодекс профессионального поведения членов Исполнительного комитета.  На следующий день она избрала новым президентом Интерпола представителя ОАЭ, проигнорировав обвинения в адрес режима страны в пытках и других нарушениях прав человека.  Китай тоже не остался в обиде – его представитель теперь тоже занимает должность члена Исполнительного комитета.  В довершение этой грустной иронии, Исполнительный комитет в этом новом составе проголосует за принятие упомянутого выше Кодекса профессионального поведения его членов.

Приняла ли 89-я Генеральная ассамблея какие-либо решения относительно механизма Интерпола, целью которого является защита жертв незаконного использования каналов организации?  Генеральная ассамблея оставила крайне незначительный бюджет Комиссии по контролю за архивами Интерпола практически без изменений, несмотря на то, что количество дел, рассматриваемых Комиссией, постоянно растет.  Наконец, 89-я Генеральная ассамблея не приняла ни одной из реформ, крайне необходимых для борьбы с незаконным использованием каналов организации.

Можно со всей уверенностью утверждать, что большинство стран-членов Интерпола не считают приоритетной борьбу со злоупотреблениями каналами организации.  Если бы это было не так, результаты 89-й Генеральной ассамблеи были бы совсем другими – она избрала бы президентом организации представителя демократического государства, проголосовала бы за реформы и значительно увеличила бы бюджет Комиссии по контролю за архивами Интерпола.

Представьте себе Талибан, имеющий доступ к ресурсам Интерпола

Представьте себе Талибан, имеющий доступ к ресурсам Интерпола

За считанные дни на глазах всего мира Талибан установил контроль над Афганистаном.  Еще более удивительными являются заявления некоторых официальных лиц, в том числе представляющих демократические страны, о возможном признании нового режима законным правительством страны.  Представим себе Талибан, имеющий доступ к ресурсам Интерпола.

Почти сразу после захвата страны Талибаном Интерпол приостановил доступ Афганистана к своим базам данных.  В этом случае организация действовала верно и быстро.  Использование Интерпола для установления местонахождения членов свергнутого правительства стало приоритетом для нового режима – всего через несколько дней после того, как они покинули страну Афганистан попытался распространить по каналам Интерпола запросы об их задержании.  Эти события еще раз подтверждают не только важную роль, которую играет Интерпол в борьбе с преступностью, но и репутацию организации как эффективного орудия в политических конфликтах.  Важно подчеркнуть, что согласно средствам массовой информации Интерпол отказал Афганистану в сотрудничестве в отношении этих запросов и таким образом предотвратил возможное незаконное использование своих каналов.

Крайне маловероятно, что намерения Талибана найти и потребовать экстрадиции своих оппонентов ограничатся бывшими главами государства и другими высокопоставленными членами правительства.  В этой связи, как показывает опыт, Интерпол часто действует по своей инициативе и старается предотвратить незаконное использование своих ресурсов, когда объектами такого использования могут стать высокопоставленные официальные лица, особенно во время нестабильной политической обстановки в стране.  К сожалению, Интерпол редко действует превентивно в других случаях, и если Талибан будет признан законным правительством, и Интерпол восстановит его доступ к своим каналам, многие из тех, кто успеют покинуть страну могут разделить участь многочисленных правозащитников, журналистов, блогеров, ученых и других лиц, ставших жертвами незаконного использования Интерпола со стороны других государств.

С выходом из Афганистана для Соединенных Штатов и их союзников проблема незаконного использования каналов Интерпола становится еще более актуальной, учитывая большое количество беженцев, среди которых есть переводчики и другие лица, к чьей помощи члены коалиции прибегали во время своего двадцатилетного присутствия в стране.  Вопрос заключается в том, признают ли наконец Соединенные Штаты и их союзники необходимость реформ, которые должны быть проведены Интерполом, и активного участия в этом процессе самих членов коалиции?

close

Подпишитесть чтобы получать новые посты по email!