Рубрика: Политические оппоненты

Недавний отчет Комиссии по контролю за архивами Интерпола: проблемы с исполнением решений, политически мотивированные преследования бизнесменов, отсутствие информации о странах-нарушителях

Недавний отчет Комиссии по контролю за архивами Интерпола: проблемы с исполнением решений, политически мотивированные преследования бизнесменов, отсутствие информации о странах-нарушителях

Здание Интерпола, Лион, Франция

На днях Комиссия по контролю за архивами Интерпола (CCF) опубликовала свой очередной ежегодный отчет.  В нем описана деятельность комиссии за 2017 год, в том числе, предусмотренные ее новым уставом реформы.  В отчете также отражены проблемы исполнения решений комиссии, применение ею положений статьи 3 конституции Интерпола и отсутствие в ее публикациях исчерпывающей информации о нарушениях государствами правил организации.

В прошлом году власти Испании задержали Уильяма Браудера, известного критика Владимира Путина.  Хотя не все детали случившего стали известны общественности, по слухам арест Браудера последовал за публикацией в базах данных Интерпола запроса России.  До этого задержания Россия предприняла несколько попыток опубликовать в отношении Браудера запрос “с красным углом”.  Интерпол отказывался сотрудничать с Россией в этом деле, назвав его “политически мотивированным”.  Тем не менее, в 2017 году России удалось распространить диффузию по каналам Интерпола.  В отличие от запросов “с красным углом”, диффузии не подлежат проверке со стороны Генерального секретариата организации перед их публикацией.

После ареста Браудера в центре внимания оказался механизм исполнения решений комиссии.  Мог ли Интерпол гарантировать, что ни один запрос “с красным углом” или диффузия, которые комиссия уже постановила подлежащими удалению, не будет вновь опубликован в базах данных организации?  На мой взгляд, лицо, в отношении которого комиссия уже установила нарушение правил Интерпола, могло оказаться в числе разыскиваемых тем же государством по каналам организации по двум причинам: либо механизм исполнения решений комиссии не предусматривал проверки всех входящих запросов и диффузий на предмет их соответствия уже вынесенным ею решениям либо Интерпол позволял тем же государствам публиковать в своих базах данных при определенных обстоятельствах информацию о лицах, уже признанных жертвами незаконного использования каналов организации.

Согласно последнему отчету комиссии среди рассмотренных ею дел были случаи использования государствами диффузий после того, как Интерпол отказывал им в публикации в отношении тех же лиц запросов “с красным углом”.  Более того, согласно отчету комиссии известны случаи использования государствами базы данных SLTD, предназначенной для поиска похищенных и утерянных паспортов, после того, как их запросы “с красным углом” и диффузии были удалены в связи с несоответствием правилам Интерпола.  В своем отчете комиссия называют такую практику государств “незаконным использованием каналов Интерпола” и отмечает, что распротраненная таким образом информация будет удалена, а государства, получившие ее, будут уведомлены о недопустимости использования каналов организации в таких случаях.

Последний отчет комиссии также содержит важную информацию о применении ею положений статьи 3 конституции Интерпола.  В ее предыдущем отчете, за 2016 год, комиссия впервые назвала политически мотивированные преследования бизнесменов среди наиболее важных проблем, с которыми ей пришлось столкнуться.  В то же время, комиссия не прокоментировала применение ею положений статьи 3 при разрешении дел об использовании каналов Интерпола в отношении лиц, которые не принимали активного участия в политической жизни, а явились жертвами коррумпированных уголовных преследований в целях незаконного захвата принадлежащих им бизнесов или других имущественных интересов.  Некоторые решения, вынесенные комиссией по отдельным делам, как и ее последний отчет свидетельствуют о том, что комиссия, по всей видимости, применяет положения статьи 3 в таких случаях.

Наконец, еще один важный аспект недавнего отчета заключается в том, что комиссия, к сожалению, пока отказывается публиковать исчерпывающую информацию о нарушающих ее правила государствах.  Несмотря на растущее количество жалоб, количество нарушений, о которых становится известно общественности, крайне незначительно по сравнению с количеством поступающих в комиссию жалоб.  В своем отчете за 2010 год комиссия впервые указала на государства, в отношении которых она получила наибольшее количество жалоб.  Однако ни один из последующих отчетов комиссии, в том числе ее отчет за 2017 год, не содержит такой информации, как и информации о количестве допущенных каждым из государств нарушений и природе таких нарушений, в то время как комиссия обладает полномочиями публиковать такую информацию.

Дело Хакима аль-Арайби – еще один пример незаконного использования каналов Интерпола против беженцев

Дело Хакима аль-Арайби – еще один пример незаконного использования каналов Интерпола против беженцев

Удостоверение беженца

В феврале 2015 года Исполнительный комитет Интерпола разослал странам-членам организации текст нового положения, согласно которому Интерпол, как правило, не будет сотрудничать с государствами при объявлении ими в международный розыск беженцев.  Несмотря на то, что положение должно помочь Интерополу защитить беженцев от незаконных преследований, оно имеет значительные недостатки.  Одним из таких недостатков является отсутствие в нем права беженцев на получение информации из баз данных Интерпола без согласия государства.  В результате, беженцы часто узнают о наличии в их отношении запроса “с красным углом” или диффузии только после их задержания.  За арестом может последовать длительное заключение и, возможно, экстрадиция.  Для беженцев, оказавшихся в такой ситуации, предоставленные положением привилегии могут и не пригодиться.

Манама, Бахрейн

Хаким аль-Арайби далеко не первый беженец, задержанный из-за запроса “с красным углом”, со дня принятия Интерполом указанного положения.  Так, летом 2016 года власти Италии, действуя на основании запроса “с красным углом”, задержали гражданина Ирана, беженца и активиста в области прав человека Мехди Кхосрави.  Статус беженца Кхосрави предоставила Великобритания.  Парамжит Сингх, защитник прав Сикхов на самоопределение, бежавший из Индии и получивший в 2000 году убежище в Великобритании, был задержан в декабре 2015 года по запросу Индии, направленному по каналам Интерпола.  Власти Португалии позволили Сингху покинуть страну только спустя два месяца с момента его задержания.

Здание парламента, Канберра, Австралия

Следует ли ожидать от Интерпола изменений в подходе организации к использованию ее ресурсов в отношении лиц со статусом беженца?  В сентябре 2007 года Генеральная ассамблея Интерпола приняла резолюцию, которой она утвердила принятое ранее Исполнительным комитетом положение об использовании каналов организации в отношении лиц со статусом беженца.  Однако, судя по содержанию резолюции, Генеральная ассамблея гораздо больше озабочена возможностью злоупотребления настоящими преступниками международными соглашениями о беженцах, чем незаконным использованием каналов Интерпола для преследования лиц, получивших статус на законных основаниях.  Резолюция призывает государства и Интерпол принять все меры, необходимые для предотвращения незаконного использования статуса беженца, и в этих целях содействовать международному обмену информацией при рассмотрении заявлений о предоставлении убежища.  При этом, она ни разу не ссылается на статью 3 конституции Интерпола, которая строго запрещает организации участвовать в каких-либо акциях политического, военного, религиозного или расового характера, или на необходимость защитить лиц, объявленных в международный розыск, от незаконного преследования.  Несмотря на продолжающиеся преследования беженцев, резолюция не содержит призыв в адрес Интерпола решить указанную проблему.

Интерпол должен предоставить беженцам право доступа к информации о них в базах данных организации без согласия государства.  В противном случае, за делом Хакимом аль-Арайби могут последовать новые случаи незаконного использования каналов Интерпола в отношении беженцев.

Юрий Немец выступил на организованной Американской ассоциацией адвокатов конференции “Запросы с “красным углом” и Интерпол: поиск баланса между правоприменением и надлежащей правовой процедурой”

Юрий Немец выступил на организованной Американской ассоциацией адвокатов конференции “Запросы с “красным углом” и Интерпол: поиск баланса между правоприменением и надлежащей правовой процедурой”

29 января 2019 года Теодор Бромунд (The Heritage Foundation), Мишел Эстлюнд (Estlund Law), Юрий Немец (Nemets Law Firm), Ребекка Шейфер (Fair Trials) и Брюс Загарис (Berliner Corcoran & Rowe) выступили на организованной Американской ассоциацией адвокатов конференции “Запросы с “красным углом” и Интерпол: поиск баланса между правоприменением и надлежащей правовой процедурой”:

Американские сенаторы внесли законопроект о противодействии незаконному использованию Россией каналов Интерпола

Американские сенаторы внесли законопроект о противодействии незаконному использованию Россией каналов Интерпола

Сенаторы Грем, Менендез, Гарднер и Кардин недавно внесли законопроект под названием «Закон о защите безопасности Соединенных Штатов от агрессии Кремля».  Помимо мер, направленных на усиление НАТО, укрепление дипломатических отношений, борьбу с международной кибер-преступностью, противодействие вмешательству в выборы, законопроект содержит положения, касающиеся злоупотреблений Россией ресурсами Интерпола: «По мнению Конгресса, правительство Российской Федерации незаконно использует механизмы Интерпола, связанные с запросами с красным углом и диффузиями, для политических целей, в частности, для запугивания и преследования политических оппонентов».  Если законопроект будет принят, он станет первым нормативным актом США, целью которого является борьба с незаконным использованием Россией каналов Интерпола.

Капитолий, Вашингтон, США

Законопроект призывает Генерального прокурора и Секретаря по национальной безопасности США «использовать голос и влияние Соединенных Штатов в Интерполе для осуждения и наказания» России за незаконное использование ею каналов организации, «в том числе, в виде лишения ее права использовать запросы с красным углом и диффузии».  Важно помнить, что Соединенные Штаты, как я любая другая страна-член Интерпола, обладает лишь одним голосом в Генеральной Ассамблее организации.  Для принятия мер, направленных на борьбу с незаконным использованием Россией ресурсов Интерпола, Соединенные Штаты должны привлечь на свою сторону большинство государств-членов организации.  Несмотря на то, что законопроект наделяет Генерального прокурора и Секретаря национальной безопасности полномочиями решать, какие именно меры следует предпринять для достижения поставленных целей, он недвусмысленно требует от них активно искать выход из сложившейся ситуации.

Помимо дополнительных усилий на международной арене, законопроект содержит важные гарантии, которые правительство США может предоставить жертвам незаконного использования каналов Интерпола: «Ни одному гражданину США или иностранному гражданину, являющемуся объектом запроса с красным углом или диффузии, опубликованному по инициативе правительства России, не может быть отказано в праве просить убежища, въездную визу, во въезда в США по программе безвизового режима или в использовании программы Trusted Traveler Program Администрации транспортной безопасности.”  Несмотря на то, что ни запросы с красным углом ни диффузии не могут служить доказательством совершения лицом правонарушения и, следовательно, не могу служить основанием для отказа в доступе к указанным в законопроекте программам, на практике официальные лица США часто ошибочно воспринимают запросы с красным углом и диффузии как доказательство совершения лицом преступления.

Иммиграционные судьи в США часто отправляют искателей убежища под стражу, отказывая им в залоге и/или в убежище на том основании, что в отношении них в базах данных Интерпола опубликован запрос с красным углом или диффузия.  В таких случаях, иммиграционные власти неверно толкуют их как доказательство против искателей убежища.  В то же время, в отличие от дел о предоставлении убежища, которые часто рассматриваются судами США и становятся достоянием общественности, отказы в предоставлении въездных виз редко являются предметом судебного разбирательства, а правительство США не публикует информацию о количестве заявлений о предоставлении виз, в которых оно отказало в связи с наличием запроса с красным углом или диффузии.  Несмотря на отсутствие такой статистики, практикующие юристы отмечают значительный рост числа таких отказов.  В этой связи, представляется своевременным и важным, чтобы Конгресс США положил конец незаконной практике и принял нормативную базу, которая бы недвусмысленно запретила использовать запросы с красным углом и диффузии в качестве доказательств против лиц, явившихся их объектом, вне зависимости от того, идет ли речь об экстрадиции, предоставлении убежища или о любом другом деле.

Необходимо также помнить о том, что Россия – далеко не единственное государство, использующее Интерпол в незаконных целях, хотя она, безусловно, является одним из самых отъявленных нарушителей.  Поэтому усилия США не могут ограничиться отдельными странами.  Мы должны помочь Интерполу предотвратить незаконное использование ресурсов организации или, как минимум, минимизировать такие нарушения.  Необходимо также помнить о том, что запрет России или любому другому государству в доступе к базам данным Интерпола, как это указано в законопроекте, может иметь серьезные негативные последствия для безопасности всех государств-членов Интерпола.  Правила Интерпола дают организации полномочия лишить государство права использовать ее каналы если такое государство использует их для достижения незаконных целей.  При этом остается неизвестным, прибегал ли когда-либо Интерпол к такой мере.  В любом случае, она может повлечь за собой негативные последствия и серьезно навредить международному сотрудничеству правоохранительных органов.  Если доступ какой-либо страны к базам данных Интерпола будет прекращен, вполне возможно, что она не сможет предотвратить въезд настоящих преступников на свою территорию.  В то же время, такое государство не сможет информировать другие страны о настоящих преступниках, прибывающих с ее территории, и, таким образом, другие государства могут невольно предоставить им убежище и возможность продолжить их преступную деятельность на их территории.  Интерпол может предпринять другие меры, не связанные с лишением государства доступа к базам данных организации, которые могут помочь минимизировать случаи незаконного использования ее каналов, не препятствуя при этом законному международному сотрудничеству правоохранительных органов.

Дело Билла Браудера и Пробелы при Исполнении Решений о Восстановлении в Правах Жертв Незаконного Использования Каналов Интерпола

Дело Билла Браудера и Пробелы при Исполнении Решений о Восстановлении в Правах Жертв Незаконного Использования Каналов Интерпола

30 мая этого года власти Испании, действуя по опубликованному Россией в базах данных Интерпола запросу, арестовали Билла Браудера, известного критика режима Владимира Путина.  Этому аресту предшествовало, как минимум, пять попыток России объявить г-на Браудера в международный розыск по каналам организации.  Интерпол отказывался сотрудничать с Россией, ссылаясь на решение Комиссии по контролю за архивами Интерпола, которая пришла к выводу о том, что это уголовное дело носит политический характер.  Спустя несколько часов и, как утверждают средства массовой информации, после личного вмешательства Генерального секретаря Интерпола Билл Браудер был отпущен.

Обстоятельства, при которых произошел этот арест, противоречивы.  Одни источники утверждают, что власти Испании основывались на действующем запросе о его задержании, опубликованном в базах данных Интерпола.  Другие комментаторы полагают, что арест мог быть произведен на основании старой информации в базах данных Испании, власти которой не позаботились о том, чтобы вовремя привести ее в соответствие с данными организации.  Интерпол же категорически отрицает свое участие.

В своем заявлении Интерпол утверждает, что в базах данных организации никогда не было запроса “с красным углом” в отношении г-на Браудера.  Однако, как в этой связи справедливо подметил Тед Бромунд, это заявление “экономит на правде”.  Тот факт, что Интерпол отказывался публиковать запрос “с красным углом” не означает, что России не удавалось опубликовать в базах данных организации диффузию.  В отличие от запросов “с красным углом”, диффузии не проходят предварительной проверки со стороны Интерпола перед их публикацией.  Так, согласно ряду публикаций в 2017 году России действительно удалось опубликовать диффузию в отношении г-на Браудера.  Это означает, что после нескольких неудачных попыток убедить Интерпол опубликовать запрос “с красным углом” российские власти опубликовали диффузию, обойдя, таким образом, предварительную проверку со стороны Генерального Секретариата Интерпола.

Здание Следственного комитета России в Москве

Стала ли причиной недавнего ареста Браудера старая информация в базах данных Испании или вновь опуликованая Россией диффузия, и то и другое может случиться с любым лицом, информация о котором когда-либо была опубликована в базах данных Интерпола.  До тех пор, пока существует любая из этих угроз, решения Комиссии о восстановлении прав лиц, признанных жертвами злоупотреблений каналами организации, в определенном смысле условны.

Крайне трагичен тот факт, что лица, признанные жертвами злоупотреблений каналами Интерпола, остаются под угрозой ареста потому, что Интерпол и страны-участницы не позаботились об одновременном автоматическом обновлении центральной и национальных баз данных.  Такая мера должна была быть предпринята с самого начала.  Отсутствие же официального заявления Интерпола о том, какие меры организация предпринимает для того, чтобы не допустить повторной публикации признанных незаконными запросов “с красным углом” и диффузий, заставляет задуматься о том, есть ли у Интерпола хоть какой-то план решения этой проблемы.

Общественность вправе знать, действительно ли Интерпол соблюдает свои собственные решения об отказе в содействии государствам, когда они злоупотребляют ресурсами организации.  Проверяет ли Интерпол все поступающие запросы “с красным углом” и диффузии, чтобы убедиться в том, что такие запросы еще не были признаны Комиссией политически мотивированными или иным образом нарушающими правила Интерпола?  Если это – техническая проблема, ее должно быть просто решить при помощи качественного компьютерного обеспечения.  Если же это – результат толкования Интерполом своих правил, и организация считает допустимой ситуацию, при которой государства публикуют уже признанные незаконными запросы “с красным углом” и диффузии, проблема куда как более серьезная.

Здание Генеральной прокуратуры России в Москве

Если Интерпол действительно считает, что правила организации позволяют государствам при определенных обстоятельствах повторно объявлять лиц, жалобы которых Комиссия уже удовлетворила, в международный розыск, Интерпол неверно толкует свои правила.  Комиссия обладает исключительной компетенцией отменять свои решения.  Ни конституция Интерпола ни какой-либо другой источник не наделяет такой юрисдикцией кого-либо еще.  Возможно, Интерпол считает, что государство вправе вновь объявить в международный розыск лицо, уже признанное жертвой злоупотреблений каналами организации, если, например, такое государство предъявит этому лицу новые обвинения.  Однако трудно себе представить, что при этом Интерпол не осознает, как просто государственной машине, использующей свои правоохранительные органы для преследований политических оппонентов или других жертв коррумпированных уголовных преследований, необоснованно обвинить человека в совершении преступления.

Вне зависимости от того, послужила ли причиной ареста г-на Браудера старая информация в национальной базе данных или опубликованная Россией новая диффузия, Интерпол должен незамедлительно устранить эти пробелы.  В противном случае, количество таких задержаний будет расти.  Тем временем, по сообщениям средств массовой информации Россия собирается направить новый, седьмой по счету, запрос об объявлении Билла Браудера в международный розыск по каналам Интерпола.

Незаконное использование каналов ИНТЕРПОЛа: защита прав разоблачителей (whistleblowers)

Незаконное использование каналов ИНТЕРПОЛа: защита прав разоблачителей (whistleblowers)

Согласно сообщениям в средствах массовой информации ИНТЕРПОЛ отказался сотрудничать с Россией в деле Григория Родченкова, бывшего руководителя российской анти-допинговой лаборатории.  Г-н Родченков публично обвинил российское правительство в махинациях с допингом во время Олимпийских игр в Сочи в 2014 году.  На первый взгляд, дело Родченкова может показаться очередной попыткой государства использовать каналы ИНТЕРПОЛа для незаконных преследований политического оппонента.  Однако оно отличается от многих других дел тем, что объектом запроса “с красным углом” является лицо, преследуемое не из-за его политических взглядов, а потому что оно, являясь инсайдером, разоблачило незаконные или неэтичные действия государства (whistleblower).

После того, как г-н Родченков публично выступил с обвинениями в адрес российского государства, Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА, англ. World Anti-Doping Agency – WADA) провело расследование.  История г-на Родченкова описана в целом ряде статей в средствах массовой информации и в завоевавшем премию “Оскар” документальном фильме “Икар” (“Icarus”).  Российские правоохранительные органы возбудили против г-на Родченкова уголовное дело.  Ему удалось покинуть страну, и Россия обратилась в ИНТЕРПОЛ с целью установления его местонахождения и экстрадиции.

Правила ИНТЕРПОЛа не содержат прямого указания на разоблачителей (whistleblowers) как на потенциальных жертв злоупотреблений каналами ИНТЕРПОЛа.  Несмотря на это, нет никаких сомнений в том, что и конституция ИНТЕРПОЛа и основанные на ней нормативные акты организации защищают права разоблачителей в той же степени, в какой они защищают права политиков, активистов, журналистов, предпринимателей и других лиц, которые часто становятся жертвами политически мотивированных уголовных дел.  Дело Родченкова свидетельствует о том, что ИНТЕРПОЛу следует защищать права разоблачителей.  В противном случае, ИНТЕРПОЛ действовал бы в нарушение своей конституции, содержащей строгий запрет на участие организации в каких-либо акциях политического характера.

Интерпол доложил об увеличении числа жалоб от беженцев и впервые публично признал политически мотивированные преследования предпринимателей среди основных проблем, стоящих перед организацией

Интерпол доложил об увеличении числа жалоб от беженцев и впервые публично признал политически мотивированные преследования предпринимателей среди основных проблем, стоящих перед организацией

В своем самом недавнем ежегодном отчете, за 2016 год, Комиссия по контролю за архивами Интерпола докладывает об увеличении жалоб, поступивших от лиц со статусом беженца, и впервые в своих ежегодных публикациях указывает на политически мотивированные уголовные преследования предпринимателей как на одну из основных проблем, стоящих перед организацией.  Несмотря на то, что увеличение числа жалоб беженцев является заслуживающим внимания фактом, такого развития событий следовало ожидать.  В июне 2014 года Исполнительный комитет Интерпола утвердил новый подход в отношении лиц со статусом беженца, предоставивший таким лицам относительно упрощенный порядок удаления информации о них из баз данных Интерпола.  Растущее число беженцев, обращающихся в Интерпол с ходатайствами об удалении запросов “с красным углом” или диффузий, является естественным следствием принятого Исполнительным комитетом нового подхода.  В то же время, публичное признание Интерполом проблемы использования каналов организации для политически мотивированных преследований предпринимателей – крайне важная новость.

Об использовании каналов Интерпола для незаконных преследований предпринимателей известно давно.  Существование этой проблемы не являлось секретом задолго до публикации доклада Комиссии за 2016 год.  Несмотря на это, до публикации доклада организация отказывалась публично признать ее существование.  Вместо Интерпола, о многочисленных случаях использования каналов организации для преследования предпринимателей сообщали средства массовой информации и правозащитники.  Предприниматели, активно занимающиеся политикой или оказавшиеся стороной в гражданском споре против правительства или частного лица, имеющего связи в правительственных кругах, часто становятся жертвами коррумпированных уголовных преследований, основанных на сфабрикованных обвинениях.  Такие уголовные дела используются против предпринимателей, которые не соглашаются оставить свою политическую или деловую активность или отозвать поданные ими на законных основаниях гражданские иски или административные или уголовные жалобы.  При этом, бизнесмены, которым удается покинуть территорию государства до того, как правительство ограничит их свободу передвижения, часто подвергаются аресту в других странах, оказываются под угрозой экстрадиции, не могут путешествовать, заниматься бизнесом или просто открыть личный банковский счет из-за опубликованного в базах данных Интерпола запроса “с красным углом” или диффузии.

В соответствии со статьей 2 конституции Интерпола международное сотрудничество правоохранительных органов должно осуществляться в соответствии с законодательством стран-членов организации и в духе Всеобщей декларации прав человека.  Статья 3 конституции содержит строгий запрет на участие Интерпола в каких-либо акциях политического, военного, религиозного или расового характера.  Если гражданин, объявленный в международный уголовный розыск по каналам Интерпола, полагает, что государство нарушило свое национальное законодательство, Всеобщую декларацию прав человека или преследует такое лицо за его или ее политические воззерния, такому гражданину следует рассмотреть возможность ходатайствовать об удалении информации о нем или о ней из баз данных Интерпола на основании положений указанных статей конституции.  Кроме того, предпринимателям следует обратить внимание на содержащееся в правилах Интерпола положение, в соответствии с которым запрещается публикация запросов “с красным углом” в отношении “частных споров”, например, когда в основе запроса “с красным углом” или диффузии лежит уголовное обвинение, вытекающее из гражданского спора, нежели из уголовного деяния.

Несмотря на многочисленные нарушения, членство России в Интерполе вряд ли под угрозой

Несмотря на многочисленные нарушения, членство России в Интерполе вряд ли под угрозой

Московский Кремль

Билл Браудер призвал Интерпол приостановить членство России после того, как правоохранительные органы страны объявили о намерении продолжить добиваться содействия организации в его задержании. Несмотря на уже пять неудавшихся попыток, российские власти, судя по всему, надеются, что им все-таки удастся объявить Билла Браудера в международный розыск по каналам Интерпола. До сих пор, Интерпол не только отказывал России в содействии в этом деле, но и придал огласке свой отказ, назвав при этом дело Браудера политически мотивированным. Интерпол крайне редко публикует информацию о коммуникациях с государствами-членами относительно конкретных дел.

Несмотря на многочисленные нарушения Россией правил Интерпола, как в деле Билла Браудера, так и во многих других делах, ее членство в Интерполе, на мой взгляд, вряд ли находится под угрозой. В соответствии с правилами Интерпола организация вправе ограничить или прекратить доступ к своим базам данных любого пользователя, в том числе, любого государства, в случае нарушения таким пользователем правил Интерпола об обработке информации. Однако остается неизвестным, воспользовался ли Интерполом когда-либо этим правом. Недавние случаи свидетельствуют, скорее, о том, что Интерпол предпочитает не прибегать к таким мерам вне зависимости от количества допущенных государством нарушений и их серьезности.

Здание Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Москве

Так, недавно средства массовой информации сообщили о попытке Турции объявить в розыск по каналам Интерпола 60 тысяч человек, которых правительство страны подозревает в участии в неудавшейся попытке свергнуть режим президента Эрдогана. Согласно этим сообщениям Интерпол отказался наказать Турцию несмотря на то, что действия страны представляют собой грубейшее нарушение статьи 3 конституции Интерпола, которая строго запрещает организации участвовать в каких-либо акциях политического характера. Однако если Интерпол не решается применить какие-либо санкции в таком вопиющем случае, существует ли в представлении организации нарушение достаточно серьезное для того, чтобы она все-таки решилась наказать государство?

Нежелание Интерпола ограничить или прекратить доступ той или иной страны к базам данных организации имеет рациональное объяснение. Любая страна, не имеющая доступ к базам данных Интерпола, может быть лишена как возможности установить личность преступника, разыскиваемого другим государством (или государствами), так и возможности предупредить другие страны о разыскиваемых им за совершение уголовных деяний лицах. Такие ограничения могут помешать борьбе с преступностью как на региональном, так и на глобальном уровнях. В то же время, без наличия реального наказания, перспектива которого заставила бы государства отказаться от использования запросов “с красным углом” и диффузий в незаконных целях, Интерпол будет постоянно находится под угрозой использования его как инструмента для преследования политических оппонентов и других жертв незаконных уголовных преследований.

О заявлении экс-главы юридического департамента Интерпола в связи с инициативой ЕС

О заявлении экс-главы юридического департамента Интерпола в связи с инициативой ЕС

5 октября 2017 года европейский новостной сайт EUObserver сообщил о том, что представители Европейского Союза призвали Интерпол к диалогу, чтобы найти решение проблеме незаконного использования ресурсов Интерпола для преследования политических оппонентов и других жертв незаконных уголовных преследований. С этой инициативой представители Европейского Союза выступили после задержания Догана Акханли и Хамзы Ялчина, являющихся беженцами из Турции и гражданами Европейского Союза. Акханли и Ялчин были задержаны на территории Испании после того, как Турция объявила их в розыск по каналам Интерпола.
Представители Европейского Союза призвали Интерпол надлежащим образом проверять поступающие запросы “с красным углом” перед тем, как они публикуются в базах данных Интерпола, доступ к которым имеют 192 государства, а также указали на необходимость наличия эффективного механизма защиты прав жертв незаконного использования каналов организации.

16 октября 2017 года EUObserver опубликовал авторскую колонку под названием “INTERPOL and the EU: don’t play politics” (в переводе на русский язык – “Интерпол и Европейский Союз: не играйте в политику”). По мнению ее авторов Рассела Сильвестра Дж. Марта, бывшего главы юридического отдела Интерпола, и Стивена Бейли принимаемые Генеральным секретариатом Интерпола меры по предотвращению публикации незаконных запросов “с красным углом” достаточно эффективны, как и существующий механизм восстановления прав жертв таких запросов.

Действительно, Генеральный секретариат Интерпола обязан убедиться в том, что запросы “с красным углом” соответствуют правилам Интерпола. Каждый год Интерпол обрабатывает большое количество запросов государств об установлении местанахождения и задержании лиц, подозреваемых, обвиняемых или осужденных за совершение преступлений. Возможно, Интерпол может надлежащим образом проверить соответствие всех запросов с “красным углом” таким минимальным требованиям, как наличие в запросе информации о предъявленном лицу обвинении, идентифицирующих такое лицо данных, краткого описания обстоятельств дела, указания на соответствующую норму уголовного закона, в нарушении которого обвиняется такое лицо, а также на действующее постановление об аресте. Однако, учитывая огромный объем информации, с которым Интерполу приходится сталкиваться на постоянной основе, трудно себе представить, как Интерпол может надлежащим образом изучить все обстоятельства каждого конкретного дела на предмет его возможной политической мотивированности или другого нарушения правил организации. Это относится и к избирательной проверке отдельно взятых запросов “с красным углом”, которые Интерпол время от времени проводит по своей инициативе.

Авторы колонки не упоминают диффузии, которые, как и запросы “с красным углом” могут быть использованы для установления местанахождения и задержания лиц с целью их последующей экстрадиции. Диффузии также могут быть распространены среди большого количества государств-участников Интерпола. Однако в отличие от запросов “с красным углом”, диффузии могут быть опубликованы в базах данных Интерпола без какой-либо предварительной проверки со стороны Генерального секретариата организации. Из-за отсутствия предварительной независимой проверки диффузии являются более привлекательными для государств, использующих каналы Интерпола для незаконных преследований, и как таковые представляют еще большую опасность, чем запросы “с красным углом”.

Утверждая, что существующий в настоящее время механизм защиты прав жертв незаконного использования Интерпола достаточно эффективен, авторы колонки указывают на право доступа к информации и право требовать исправления или удаления такой информации из баз данных Интерпола. Однако важно помнить, что лицо вправе получить доступ к такой информации только при наличии согласия государства, от которого она исходит. Это же относится и к праву доступа к доказательствам и другой информации, которые Комиссия по контролю за архивами Интерпола получает от государств при рассмотрении ею запросов об удалении информации из баз данных организации.

Авторы колонки справедливо указывают на недавно проведенные Интерполом реформы, целью которых явилось расширение прав лиц, обжалующих действия государств по использованию каналов организации. Однако указанные реформы не решили всех проблем, связанных с незаконным использованием государствами запросов “с красным углом” и диффузий. Интерпол нуждается в дополнительных реформах, чтобы гарантировать соблюдение прав лиц, объявленных в международный уголовный розыск по каналам организации.

Турция, Украина, Интерпол и уголовные преследования в массовом порядке

Турция, Украина, Интерпол и уголовные преследования в массовом порядке

Новая Мечеть (Йени Джами) в Стамбуле, Турция

В июле 2017 года газета Hürriyet Daily News сообщила о том, что правительство Турции пыталось объявить в розыск по каналам Интерпола сразу 60 тысяч лиц, подозреваемых в связях с Фетхуллах Гюленом, возглавляющим оппозиционное правительству Реджепа Тайипа Эрдогана движение. Попытка объявить в международный уголовный розыск через Интерпол такое огромное количество людей беспрецедентна. Следует также отметить, что правительство Турции обратилось с соответствующим запросом в Интерпол после неудавшейся попытки переворота, в которой Эрдоган поспешил обвинить Гюлена и его последователей. Сколько именно людей из указанного списка оказалось все-таки в базах данных Интерпола известно, по всей видимости, только Интерполу и правительству Турции. Остается неизвестным и то, насколько эффективно Интерпол отреагировал на эту попытку правительства Эрдогана. Согласно Hürriyet Daily News Интерпол не применил каких-либо санкций в отношении Турции в ответ на беспрецедентное и очевидное нарушение статьи 3 конституции Интерпола, содержащей строгий запрет на участие Интерпола в каких-либо акциях политического характера.

Площадь Независимости (Майдан Незадежностi) в Киеве

Попытка Турции использовать ресурсы Интерпола для преследования представителей группы лиц, объединяемых схожими политическими, деловыми или другими целями, – далеко не первая в истории Интерпола. Хорошо известны случаи, когда только получившие власть правительства, будь-то посредством очередных выборов или государственного переворота, возбуждали уголовные дела против своих предшественников и объявляли успевших покинуть страну бывших должностных лиц в международный розыск. Одним из таких примеров, на мой взгляд, являются попытки властей Украины использовать Интерпол для уголовного преследования членов правительства бывшего президента страны Януковича. Судя по публикациям в прессе, многие из таких запросов украинских правоохранительных органов Интерпол оставил без удовлетворения. В этой связи украинские официальные лица заявляли о том, что отказы Интерпола по таким делам носят политический характер. На самом же деле, на мой взгляд, Интерпол, отказывая Украине в сотрудничестве по таким делам, стремится остаться вне политики, как и предписывает статья 3 конституции организации. Об уголовных преследованиях в массовом порядке, попытках вовлечь в них Интерпол и практике Интерпола по таким делам я также написал в своей статье Mass Prosecutions and INTERPOL Red Notice Abuse, опубликованной в юридическом журнале International Enforcement Law Reporter (IELR).

close

Подпишитесть чтобы получать новые посты по email!