Рубрика: Государства-нарушители

Незаконное использование каналов Интерпола: лишение стран-нарушителей членства в Интерполе – не решение проблемы

Незаконное использование каналов Интерпола: лишение стран-нарушителей членства в Интерполе – не решение проблемы

Здание Интерпола, Лион, Франция

За последние несколько лет Интерпол провёл ряд важных реформ в отношении механизма рассмотрения жалоб на использование государствами каналов организации.  Несмотря на это, государства все чаще используют ресурсы организации в незаконных целях.  Это, однако, не означает, что реформы не имели положительного эффекта.  Наоборот, большинство из них явились шагами в верном направлении и привели механизм рассмотрения жалоб ближе к соответствию современным требованиям надлежащей правовой процедуры.  Ситуация вокруг незаконного использования каналов Интерпола не улучшилась потому, что Интерпол не провёл все нужные реформы.  Так, лица, обращающиеся с требованиями удалить опубликованные в отношении них запросы «с красным углом» и диффузии, до сих пор не имеют право присутствовать при рассмотрении их жалоб, изучать предоставленные государствами доказательства и обжаловать решения об отказе в удалении информации о них из баз данных Интерпола.  Однако даже если бы Интерпол провёл все необходимые реформы, вряд ли государства, известные своими нарушениями прав человека, оставили бы свои попытки использовать Интерпол для политических и других незаконных преследований.  Правда, в этом случае им пришлось бы гораздо труднее.  Тем не менее, если Интерпол не проведёт все необходимые реформы, надеяться на то, что злоупотребления прекратятся не приходится.  Напротив, их количество только продолжит расти.

На сегодняшний день существует целый ряд идей о том, как бороться с незаконным использованием государствами каналов Интерпола.  Одна из таких идей заключается в введении жесткого наказания для нарушителей.  При этом в средствах массовой информации и социальных сетях большой популярностью пользуется предложение лишать государства членства в Интерполе и, как следствие, доступа к ресурсам организации.  Однако группа адвокатов и правозащитников, специализирующихся в области защиты прав жертв незаконного использования Интерпола, к которой принадлежу и я, резко критикуют это предложение.

На первый взгляд, лишение государств, использующих Интерпол в незаконных целях, членства в организации выглядит как эффективная мера: государство, которое не имеет доступа к ресурсам Интерпола, не может ими злоупотребить.  Однако у этого предложения есть серьезные недостатки.  Исключение лишь одного государства из Интерпола может иметь негативные последствия для других членов организации.  Потеряв членство в Интерполе, государство может лишиться возможности идентифицировать настоящих преступников, разыскиваемых другими государствами, и своевременно информировать правоохранительные органы других стран о прибывающих на их территории преступных элементах.  Это может иметь серьезные негативные последствия для региональной и глобальной безопасности.

Следует помнить о том, что базы данных Интерпола содержат не только информацию о лицах, разыскиваемых для экстрадиции по уголовным делам.  Интерпол помогает своим членам обмениваться информацией, играющей важную роль в расследованиях уголовных дел.  К таковой относятся криминалистические данные (отпечатки пальцев, ДНК и т.п.), позволяющие раскрывать преступления, опозновать пропавших без вести лиц и жертв преступлений.  В этой связи, Интерпол уделяет особое внимание несовершеннолетним жертвам преступлений и детям, подвергшимся сексуальному насилию.  Кроме того, базы данных организации содержат информацию об украденных и потерянных паспортах, подделанных документах и документах, позволяющих идентифицировать похищенное имущество (автомобили, суда, предметы искусства и т.п.).  Собираемая Интерполом информация также помогает правоохранительным органам находить незаконно транспортируемое оружие, расследовать деятельность криминальных группировок и бороться с морским пиратством.  Отказ хотя бы одному государству в доступе к такой информации может помешать законным уголовным расследованиям и ухудшить положение жертв преступлений.  Такая мера не может считаться сбалансированным или ответственным подходом к решению вопроса.

Уже высказано предложение наказывать за незаконное использование каналов Интерола не государства, а государственных чиновников, ответственных за коррумпированные уголовные преследования и основанные на них запросы “с красным углом”, диффузии и другие направляемые в Интерпол запросы.  Я согласен с этим предложением.  Хотя такое наказание может и не применяться на глобальном уровне, то есть всеми сразу членами Интерпола, как показывает практика, санкция, назначенная лишь одним государством, может служить достаточно серьезным наказанием.  Так, например, принятый в США Закон Магнитского (the U.S. Global Magnitsky Human Rights Accountability Act) предусматривает в качестве наказания за серьезные нарушения прав человека аннулирование въездной визы США и блокирование сделок с имуществом, принадлежащим лицам, виновным в таких нарушениях.  Другие страны последовали примеру Соединенных Штатов и либо уже приняли свою версию Закона Магнитского либо рассматривают возможность принятия таковой.  Значительные усилия, предпринятые некоторыми лицами, подвергшимися санкциям на основании Закона Магнитского, свидетельствуют о том, что он явился серьезным ответом на их деяния.

Таким образом, мы должны помнить о том, что существует, как минимум, один способ наказать тех, кто использует Интерпол в незаконных целях, который при этом не станет препятствием для законного международного сотрудничества правоохранительных органов.  Нам следует стремиться к достижению именно такого баланса.

Недавний отчет Комиссии по контролю за архивами Интерпола: проблемы с исполнением решений, политически мотивированные преследования бизнесменов, отсутствие информации о странах-нарушителях

Недавний отчет Комиссии по контролю за архивами Интерпола: проблемы с исполнением решений, политически мотивированные преследования бизнесменов, отсутствие информации о странах-нарушителях

Здание Интерпола, Лион, Франция

На днях Комиссия по контролю за архивами Интерпола (CCF) опубликовала свой очередной ежегодный отчет.  В нем описана деятельность комиссии за 2017 год, в том числе, предусмотренные ее новым уставом реформы.  В отчете также отражены проблемы исполнения решений комиссии, применение ею положений статьи 3 конституции Интерпола и отсутствие в ее публикациях исчерпывающей информации о нарушениях государствами правил организации.

В прошлом году власти Испании задержали Уильяма Браудера, известного критика Владимира Путина.  Хотя не все детали случившего стали известны общественности, по слухам арест Браудера последовал за публикацией в базах данных Интерпола запроса России.  До этого задержания Россия предприняла несколько попыток опубликовать в отношении Браудера запрос “с красным углом”.  Интерпол отказывался сотрудничать с Россией в этом деле, назвав его “политически мотивированным”.  Тем не менее, в 2017 году России удалось распространить диффузию по каналам Интерпола.  В отличие от запросов “с красным углом”, диффузии не подлежат проверке со стороны Генерального секретариата организации перед их публикацией.

После ареста Браудера в центре внимания оказался механизм исполнения решений комиссии.  Мог ли Интерпол гарантировать, что ни один запрос “с красным углом” или диффузия, которые комиссия уже постановила подлежащими удалению, не будет вновь опубликован в базах данных организации?  На мой взгляд, лицо, в отношении которого комиссия уже установила нарушение правил Интерпола, могло оказаться в числе разыскиваемых тем же государством по каналам организации по двум причинам: либо механизм исполнения решений комиссии не предусматривал проверки всех входящих запросов и диффузий на предмет их соответствия уже вынесенным ею решениям либо Интерпол позволял тем же государствам публиковать в своих базах данных при определенных обстоятельствах информацию о лицах, уже признанных жертвами незаконного использования каналов организации.

Согласно последнему отчету комиссии среди рассмотренных ею дел были случаи использования государствами диффузий после того, как Интерпол отказывал им в публикации в отношении тех же лиц запросов “с красным углом”.  Более того, согласно отчету комиссии известны случаи использования государствами базы данных SLTD, предназначенной для поиска похищенных и утерянных паспортов, после того, как их запросы “с красным углом” и диффузии были удалены в связи с несоответствием правилам Интерпола.  В своем отчете комиссия называют такую практику государств “незаконным использованием каналов Интерпола” и отмечает, что распротраненная таким образом информация будет удалена, а государства, получившие ее, будут уведомлены о недопустимости использования каналов организации в таких случаях.

Последний отчет комиссии также содержит важную информацию о применении ею положений статьи 3 конституции Интерпола.  В ее предыдущем отчете, за 2016 год, комиссия впервые назвала политически мотивированные преследования бизнесменов среди наиболее важных проблем, с которыми ей пришлось столкнуться.  В то же время, комиссия не прокоментировала применение ею положений статьи 3 при разрешении дел об использовании каналов Интерпола в отношении лиц, которые не принимали активного участия в политической жизни, а явились жертвами коррумпированных уголовных преследований в целях незаконного захвата принадлежащих им бизнесов или других имущественных интересов.  Некоторые решения, вынесенные комиссией по отдельным делам, как и ее последний отчет свидетельствуют о том, что комиссия, по всей видимости, применяет положения статьи 3 в таких случаях.

Наконец, еще один важный аспект недавнего отчета заключается в том, что комиссия, к сожалению, пока отказывается публиковать исчерпывающую информацию о нарушающих ее правила государствах.  Несмотря на растущее количество жалоб, количество нарушений, о которых становится известно общественности, крайне незначительно по сравнению с количеством поступающих в комиссию жалоб.  В своем отчете за 2010 год комиссия впервые указала на государства, в отношении которых она получила наибольшее количество жалоб.  Однако ни один из последующих отчетов комиссии, в том числе ее отчет за 2017 год, не содержит такой информации, как и информации о количестве допущенных каждым из государств нарушений и природе таких нарушений, в то время как комиссия обладает полномочиями публиковать такую информацию.

Юрий Немец выступил на организованной Американской ассоциацией адвокатов конференции “Запросы с “красным углом” и Интерпол: поиск баланса между правоприменением и надлежащей правовой процедурой”

Юрий Немец выступил на организованной Американской ассоциацией адвокатов конференции “Запросы с “красным углом” и Интерпол: поиск баланса между правоприменением и надлежащей правовой процедурой”

29 января 2019 года Теодор Бромунд (The Heritage Foundation), Мишел Эстлюнд (Estlund Law), Юрий Немец (Nemets Law Firm), Ребекка Шейфер (Fair Trials) и Брюс Загарис (Berliner Corcoran & Rowe) выступили на организованной Американской ассоциацией адвокатов конференции “Запросы с “красным углом” и Интерпол: поиск баланса между правоприменением и надлежащей правовой процедурой”:

Американские сенаторы внесли законопроект о противодействии незаконному использованию Россией каналов Интерпола

Американские сенаторы внесли законопроект о противодействии незаконному использованию Россией каналов Интерпола

Сенаторы Грем, Менендез, Гарднер и Кардин недавно внесли законопроект под названием «Закон о защите безопасности Соединенных Штатов от агрессии Кремля».  Помимо мер, направленных на усиление НАТО, укрепление дипломатических отношений, борьбу с международной кибер-преступностью, противодействие вмешательству в выборы, законопроект содержит положения, касающиеся злоупотреблений Россией ресурсами Интерпола: «По мнению Конгресса, правительство Российской Федерации незаконно использует механизмы Интерпола, связанные с запросами с красным углом и диффузиями, для политических целей, в частности, для запугивания и преследования политических оппонентов».  Если законопроект будет принят, он станет первым нормативным актом США, целью которого является борьба с незаконным использованием Россией каналов Интерпола.

Капитолий, Вашингтон, США

Законопроект призывает Генерального прокурора и Секретаря по национальной безопасности США «использовать голос и влияние Соединенных Штатов в Интерполе для осуждения и наказания» России за незаконное использование ею каналов организации, «в том числе, в виде лишения ее права использовать запросы с красным углом и диффузии».  Важно помнить, что Соединенные Штаты, как я любая другая страна-член Интерпола, обладает лишь одним голосом в Генеральной Ассамблее организации.  Для принятия мер, направленных на борьбу с незаконным использованием Россией ресурсов Интерпола, Соединенные Штаты должны привлечь на свою сторону большинство государств-членов организации.  Несмотря на то, что законопроект наделяет Генерального прокурора и Секретаря национальной безопасности полномочиями решать, какие именно меры следует предпринять для достижения поставленных целей, он недвусмысленно требует от них активно искать выход из сложившейся ситуации.

Помимо дополнительных усилий на международной арене, законопроект содержит важные гарантии, которые правительство США может предоставить жертвам незаконного использования каналов Интерпола: «Ни одному гражданину США или иностранному гражданину, являющемуся объектом запроса с красным углом или диффузии, опубликованному по инициативе правительства России, не может быть отказано в праве просить убежища, въездную визу, во въезда в США по программе безвизового режима или в использовании программы Trusted Traveler Program Администрации транспортной безопасности.”  Несмотря на то, что ни запросы с красным углом ни диффузии не могут служить доказательством совершения лицом правонарушения и, следовательно, не могу служить основанием для отказа в доступе к указанным в законопроекте программам, на практике официальные лица США часто ошибочно воспринимают запросы с красным углом и диффузии как доказательство совершения лицом преступления.

Иммиграционные судьи в США часто отправляют искателей убежища под стражу, отказывая им в залоге и/или в убежище на том основании, что в отношении них в базах данных Интерпола опубликован запрос с красным углом или диффузия.  В таких случаях, иммиграционные власти неверно толкуют их как доказательство против искателей убежища.  В то же время, в отличие от дел о предоставлении убежища, которые часто рассматриваются судами США и становятся достоянием общественности, отказы в предоставлении въездных виз редко являются предметом судебного разбирательства, а правительство США не публикует информацию о количестве заявлений о предоставлении виз, в которых оно отказало в связи с наличием запроса с красным углом или диффузии.  Несмотря на отсутствие такой статистики, практикующие юристы отмечают значительный рост числа таких отказов.  В этой связи, представляется своевременным и важным, чтобы Конгресс США положил конец незаконной практике и принял нормативную базу, которая бы недвусмысленно запретила использовать запросы с красным углом и диффузии в качестве доказательств против лиц, явившихся их объектом, вне зависимости от того, идет ли речь об экстрадиции, предоставлении убежища или о любом другом деле.

Необходимо также помнить о том, что Россия – далеко не единственное государство, использующее Интерпол в незаконных целях, хотя она, безусловно, является одним из самых отъявленных нарушителей.  Поэтому усилия США не могут ограничиться отдельными странами.  Мы должны помочь Интерполу предотвратить незаконное использование ресурсов организации или, как минимум, минимизировать такие нарушения.  Необходимо также помнить о том, что запрет России или любому другому государству в доступе к базам данным Интерпола, как это указано в законопроекте, может иметь серьезные негативные последствия для безопасности всех государств-членов Интерпола.  Правила Интерпола дают организации полномочия лишить государство права использовать ее каналы если такое государство использует их для достижения незаконных целей.  При этом остается неизвестным, прибегал ли когда-либо Интерпол к такой мере.  В любом случае, она может повлечь за собой негативные последствия и серьезно навредить международному сотрудничеству правоохранительных органов.  Если доступ какой-либо страны к базам данных Интерпола будет прекращен, вполне возможно, что она не сможет предотвратить въезд настоящих преступников на свою территорию.  В то же время, такое государство не сможет информировать другие страны о настоящих преступниках, прибывающих с ее территории, и, таким образом, другие государства могут невольно предоставить им убежище и возможность продолжить их преступную деятельность на их территории.  Интерпол может предпринять другие меры, не связанные с лишением государства доступа к базам данных организации, которые могут помочь минимизировать случаи незаконного использования ее каналов, не препятствуя при этом законному международному сотрудничеству правоохранительных органов.

Дело Билла Браудера и Пробелы при Исполнении Решений о Восстановлении в Правах Жертв Незаконного Использования Каналов Интерпола

Дело Билла Браудера и Пробелы при Исполнении Решений о Восстановлении в Правах Жертв Незаконного Использования Каналов Интерпола

30 мая этого года власти Испании, действуя по опубликованному Россией в базах данных Интерпола запросу, арестовали Билла Браудера, известного критика режима Владимира Путина.  Этому аресту предшествовало, как минимум, пять попыток России объявить г-на Браудера в международный розыск по каналам организации.  Интерпол отказывался сотрудничать с Россией, ссылаясь на решение Комиссии по контролю за архивами Интерпола, которая пришла к выводу о том, что это уголовное дело носит политический характер.  Спустя несколько часов и, как утверждают средства массовой информации, после личного вмешательства Генерального секретаря Интерпола Билл Браудер был отпущен.

Обстоятельства, при которых произошел этот арест, противоречивы.  Одни источники утверждают, что власти Испании основывались на действующем запросе о его задержании, опубликованном в базах данных Интерпола.  Другие комментаторы полагают, что арест мог быть произведен на основании старой информации в базах данных Испании, власти которой не позаботились о том, чтобы вовремя привести ее в соответствие с данными организации.  Интерпол же категорически отрицает свое участие.

В своем заявлении Интерпол утверждает, что в базах данных организации никогда не было запроса “с красным углом” в отношении г-на Браудера.  Однако, как в этой связи справедливо подметил Тед Бромунд, это заявление “экономит на правде”.  Тот факт, что Интерпол отказывался публиковать запрос “с красным углом” не означает, что России не удавалось опубликовать в базах данных организации диффузию.  В отличие от запросов “с красным углом”, диффузии не проходят предварительной проверки со стороны Интерпола перед их публикацией.  Так, согласно ряду публикаций в 2017 году России действительно удалось опубликовать диффузию в отношении г-на Браудера.  Это означает, что после нескольких неудачных попыток убедить Интерпол опубликовать запрос “с красным углом” российские власти опубликовали диффузию, обойдя, таким образом, предварительную проверку со стороны Генерального Секретариата Интерпола.

Здание Следственного комитета России в Москве

Стала ли причиной недавнего ареста Браудера старая информация в базах данных Испании или вновь опуликованая Россией диффузия, и то и другое может случиться с любым лицом, информация о котором когда-либо была опубликована в базах данных Интерпола.  До тех пор, пока существует любая из этих угроз, решения Комиссии о восстановлении прав лиц, признанных жертвами злоупотреблений каналами организации, в определенном смысле условны.

Крайне трагичен тот факт, что лица, признанные жертвами злоупотреблений каналами Интерпола, остаются под угрозой ареста потому, что Интерпол и страны-участницы не позаботились об одновременном автоматическом обновлении центральной и национальных баз данных.  Такая мера должна была быть предпринята с самого начала.  Отсутствие же официального заявления Интерпола о том, какие меры организация предпринимает для того, чтобы не допустить повторной публикации признанных незаконными запросов “с красным углом” и диффузий, заставляет задуматься о том, есть ли у Интерпола хоть какой-то план решения этой проблемы.

Общественность вправе знать, действительно ли Интерпол соблюдает свои собственные решения об отказе в содействии государствам, когда они злоупотребляют ресурсами организации.  Проверяет ли Интерпол все поступающие запросы “с красным углом” и диффузии, чтобы убедиться в том, что такие запросы еще не были признаны Комиссией политически мотивированными или иным образом нарушающими правила Интерпола?  Если это – техническая проблема, ее должно быть просто решить при помощи качественного компьютерного обеспечения.  Если же это – результат толкования Интерполом своих правил, и организация считает допустимой ситуацию, при которой государства публикуют уже признанные незаконными запросы “с красным углом” и диффузии, проблема куда как более серьезная.

Здание Генеральной прокуратуры России в Москве

Если Интерпол действительно считает, что правила организации позволяют государствам при определенных обстоятельствах повторно объявлять лиц, жалобы которых Комиссия уже удовлетворила, в международный розыск, Интерпол неверно толкует свои правила.  Комиссия обладает исключительной компетенцией отменять свои решения.  Ни конституция Интерпола ни какой-либо другой источник не наделяет такой юрисдикцией кого-либо еще.  Возможно, Интерпол считает, что государство вправе вновь объявить в международный розыск лицо, уже признанное жертвой злоупотреблений каналами организации, если, например, такое государство предъявит этому лицу новые обвинения.  Однако трудно себе представить, что при этом Интерпол не осознает, как просто государственной машине, использующей свои правоохранительные органы для преследований политических оппонентов или других жертв коррумпированных уголовных преследований, необоснованно обвинить человека в совершении преступления.

Вне зависимости от того, послужила ли причиной ареста г-на Браудера старая информация в национальной базе данных или опубликованная Россией новая диффузия, Интерпол должен незамедлительно устранить эти пробелы.  В противном случае, количество таких задержаний будет расти.  Тем временем, по сообщениям средств массовой информации Россия собирается направить новый, седьмой по счету, запрос об объявлении Билла Браудера в международный розыск по каналам Интерпола.

Незаконное использование каналов ИНТЕРПОЛа: защита прав разоблачителей (whistleblowers)

Незаконное использование каналов ИНТЕРПОЛа: защита прав разоблачителей (whistleblowers)

Согласно сообщениям в средствах массовой информации ИНТЕРПОЛ отказался сотрудничать с Россией в деле Григория Родченкова, бывшего руководителя российской анти-допинговой лаборатории.  Г-н Родченков публично обвинил российское правительство в махинациях с допингом во время Олимпийских игр в Сочи в 2014 году.  На первый взгляд, дело Родченкова может показаться очередной попыткой государства использовать каналы ИНТЕРПОЛа для незаконных преследований политического оппонента.  Однако оно отличается от многих других дел тем, что объектом запроса “с красным углом” является лицо, преследуемое не из-за его политических взглядов, а потому что оно, являясь инсайдером, разоблачило незаконные или неэтичные действия государства (whistleblower).

После того, как г-н Родченков публично выступил с обвинениями в адрес российского государства, Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА, англ. World Anti-Doping Agency – WADA) провело расследование.  История г-на Родченкова описана в целом ряде статей в средствах массовой информации и в завоевавшем премию “Оскар” документальном фильме “Икар” (“Icarus”).  Российские правоохранительные органы возбудили против г-на Родченкова уголовное дело.  Ему удалось покинуть страну, и Россия обратилась в ИНТЕРПОЛ с целью установления его местонахождения и экстрадиции.

Правила ИНТЕРПОЛа не содержат прямого указания на разоблачителей (whistleblowers) как на потенциальных жертв злоупотреблений каналами ИНТЕРПОЛа.  Несмотря на это, нет никаких сомнений в том, что и конституция ИНТЕРПОЛа и основанные на ней нормативные акты организации защищают права разоблачителей в той же степени, в какой они защищают права политиков, активистов, журналистов, предпринимателей и других лиц, которые часто становятся жертвами политически мотивированных уголовных дел.  Дело Родченкова свидетельствует о том, что ИНТЕРПОЛу следует защищать права разоблачителей.  В противном случае, ИНТЕРПОЛ действовал бы в нарушение своей конституции, содержащей строгий запрет на участие организации в каких-либо акциях политического характера.

Турция, Украина, Интерпол и уголовные преследования в массовом порядке

Турция, Украина, Интерпол и уголовные преследования в массовом порядке

Новая Мечеть (Йени Джами) в Стамбуле, Турция

В июле 2017 года газета Hürriyet Daily News сообщила о том, что правительство Турции пыталось объявить в розыск по каналам Интерпола сразу 60 тысяч лиц, подозреваемых в связях с Фетхуллах Гюленом, возглавляющим оппозиционное правительству Реджепа Тайипа Эрдогана движение. Попытка объявить в международный уголовный розыск через Интерпол такое огромное количество людей беспрецедентна. Следует также отметить, что правительство Турции обратилось с соответствующим запросом в Интерпол после неудавшейся попытки переворота, в которой Эрдоган поспешил обвинить Гюлена и его последователей. Сколько именно людей из указанного списка оказалось все-таки в базах данных Интерпола известно, по всей видимости, только Интерполу и правительству Турции. Остается неизвестным и то, насколько эффективно Интерпол отреагировал на эту попытку правительства Эрдогана. Согласно Hürriyet Daily News Интерпол не применил каких-либо санкций в отношении Турции в ответ на беспрецедентное и очевидное нарушение статьи 3 конституции Интерпола, содержащей строгий запрет на участие Интерпола в каких-либо акциях политического характера.

Площадь Независимости (Майдан Незадежностi) в Киеве

Попытка Турции использовать ресурсы Интерпола для преследования представителей группы лиц, объединяемых схожими политическими, деловыми или другими целями, – далеко не первая в истории Интерпола. Хорошо известны случаи, когда только получившие власть правительства, будь-то посредством очередных выборов или государственного переворота, возбуждали уголовные дела против своих предшественников и объявляли успевших покинуть страну бывших должностных лиц в международный розыск. Одним из таких примеров, на мой взгляд, являются попытки властей Украины использовать Интерпол для уголовного преследования членов правительства бывшего президента страны Януковича. Судя по публикациям в прессе, многие из таких запросов украинских правоохранительных органов Интерпол оставил без удовлетворения. В этой связи украинские официальные лица заявляли о том, что отказы Интерпола по таким делам носят политический характер. На самом же деле, на мой взгляд, Интерпол, отказывая Украине в сотрудничестве по таким делам, стремится остаться вне политики, как и предписывает статья 3 конституции организации. Об уголовных преследованиях в массовом порядке, попытках вовлечь в них Интерпол и практике Интерпола по таким делам я также написал в своей статье Mass Prosecutions and INTERPOL Red Notice Abuse, опубликованной в юридическом журнале International Enforcement Law Reporter (IELR).

Последствия избрания представителей России и Китая на руководящие посты в Интерполе

Последствия избрания представителей России и Китая на руководящие посты в Интерполе

Назначение в ноябре 2016 года представителей России и Китая на руководящие посты в Интерполе вызвали негативную реакцию со стороны правозащитников. Оба государства давно подвергаются критике в связи с многочисленными нарушениями прав человека. Учитывая реакцию и внимание к этим назначениям, я уделил этому вопросу внимание в моей статье “Реформы Интерпола”, опубликованной в России в Новой адвокатской газете.

Площадь Тяньаньмэнь в Пекине, Китай

Ситуация с правами человека в России и Китае и многочисленные случаи незаконного использования ими каналов Интерпола, безусловно, вызывают серьезное спокойство. Именно из-за таких нарушений я выступаю за дальнейшее реформирование Интерпола, о чем я продолжаю заявлять и выступаю с конкретными предложениями в моих публикация. Однако упомянутые здесь назначения представителя Китая на пост президента и представителя России на пост вице-президента Интерпола, на мой взгляд, вряд ли негативно повлияют как на права лиц, объявленных в международный уголовный розыск по каналам Интерпола, так и на проводимые Интерполом в этой области реформы.

Несмотря на название должности, президент Интерпола не является высшим должностным лицом организации. Президент Интерпола возглавляет Исполнительный комитет организации. Исполнительный комитет не является высшим руководящим подразделением Интерпола. Таковым является Генеральная ассамблея, которая в соответствии с конституцией Интерпола обладает широкими полномочиями во всех вопросах, касающихся деятельности организации.

Новая Мечеть (Йени Джами) в Стамбуле, Турция

Генеральная ассамблея состоит из представителей каждой из 192 стран-участниц Интерпола. Все государства-члены обладают равным правом голоса в Генеральной ассамблее, которая принимает решения простым большинством голосов, за исключением случаев, когда конституция предусматривает необходимость наличия двух третей голосов. Решения Генеральной ассамблеи обязательны для исполнения всеми подразделениями Интерпола, в том числе, Исполнительным комитетом. Более того, конституция Интерпола обязывает Исполнительный комитет надзирать за исполнением решений Генеральной ассамблеи. Исполнительный комитет не вправе каким-либо образом изменять или отменять решения Генеральной ассамблеи. При этом и конституция Интерпола и другие нормативные акты организации, в которых закреплен механизм защиты прав лиц, объявленных в международный розыск по каналам Интерпола, приняты Генеральной ассамблеей, и Исполнительный комитет не вправе их нарушать. Напротив, он обязан наблюдать за их исполнением.

Необходимо также помнить о том, что в соответствии с новым Уставом Комиссии по контролю за архивами Интерпола, независимого органа, обладающего исключительными полномочиями для рассмотрения жалоб и других запросов лиц, объявленных в международный розыск по каналам организации, решения Комиссии носят обязательный характер для всех подразделений Интерпола, в том числе, для Исполнительного комитета, который также обязан следить за их исполнением.

Механизм, целью которого является сохранение Интерполом своей независимости, в том числе, от назначений внутри самой организации, представляется надежным. На мой взгляд, он сможет выстоять попытки неправомерного влияния.

Какие страны используют Интерпол для незаконных преследований?

Какие страны используют Интерпол для незаконных преследований?

В своих ежегодных отчетах Комиссия по контролю за архивами Интерпола публикует список государств-участников, в отношении которых Комиссия получила наибольшее количество запросов от физических лиц. Необходимо помнить о том, что речь идет именно о запросах, в число которых входят жалобы, запросы о предоставлении информации из баз данных Интерпола, а также предупреждения от лиц, которые считают необходимым предупредить Интерпол о том, что они могут быть объявлены в розыск в нарушение правил организации. В своих публикациях Комиссия, как правило, не указывает отдельно количество жалоб, полученных в отношении каждого конкретного государства.

В соответствии с ежегодным отчетом Комиссии за 2015 год за указанный год Комиссия получила следующее количество запросов в отношении указанных ниже стран:

  • Россия – 45
  • Украина – 24
  • США – 23
  • ОАЭ – 19
  • Египет – 13
  • Италия – 13
  • Индия – 12
  • Венесуэла – 10
  • Турция – 9

Россия уже давно лидирует по количеству запросов, поступающих от физических лиц. В 2010 году (Комиссия начала публиковать информацию о странах, в отношении которых она получила запросы от физических лиц, в 2010 году) Россия находилась на втором месте, уступив Индии. С 2012 по 2015 годы (информация за 2011 год в этой связи Интерполом не опубликована) Россия находилась на первом месте по количеству таких запросов. Помимо России, в десятку государств-лидеров по количеству запросов, полученных Интерполом от физических лиц, в разное время входили и другие бывшие советские республики: Беларусь, Молдова, Казахстан, Украина и Узбекистан. Если в 2013 году Украина находилась на седьмом месте, то в 2015 году она заняла уже второе место, уступив лидерство России. В то же время, в 2010 году Белоруссия находилась на шестом месте, в 2012 – на восьмом, в 2013 – на девятом, а в отчетах за 2014 и 2015 годы в списке стран, лидирующих по количеству поступивших в их отношении запросов, она и вовсе отсутствует. Объединенные Арабские Эмираты также попали в опубликованный Комиссией список. С пятого места в 2010 году ОАЭ заняли второе место в 2012, восьмое – в 2013, снова второе – в 2014 и пятое – в 2015. Соединенные Штаты и Венесуэла с 2010 года постоянно находятся в списке Комиссии. Так, Соединенные Штаты все это время занимали третье место в опубликованных Комиссией ежегодных отчетах.

Указанные здесь цифры не позволяют, однако, сделать четкие выводы о том, какие именно страны используют Интерпол для незаконных преследований чаще других или о допускаемых ими нарушениях. Причиной этого является, как уже было сказано выше, отсутствие в отчетах Комиссии информации о том, сколько из полученных ею запросов составили жалобы, основания для таких жалоб и результаты их рассмотрения. В своей статье “Какие государства чаще всего нарушают правила Интерпола при объявлении лиц в международный розыск?” (INTERPOL Red Notice Abuse: Which Member Countries are the Primary Offenders?), опубликованной в юридическом журнале International Enforcement Law Reporter (IELR), я написал о том, почему, на мой взгляд, такая информация должна быть общедоступной.

close

Подпишитесть чтобы получать новые посты по email!