Автор: Юрий Немец

О заявлении экс-главы юридического департамента Интерпола в связи с инициативой ЕС

О заявлении экс-главы юридического департамента Интерпола в связи с инициативой ЕС

5 октября 2017 года европейский новостной сайт EUObserver сообщил о том, что представители Европейского Союза призвали Интерпол к диалогу, чтобы найти решение проблеме незаконного использования ресурсов Интерпола для преследования политических оппонентов и других жертв незаконных уголовных преследований. С этой инициативой представители Европейского Союза выступили после задержания Догана Акханли и Хамзы Ялчина, являющихся беженцами из Турции и гражданами Европейского Союза. Акханли и Ялчин были задержаны на территории Испании после того, как Турция объявила их в розыск по каналам Интерпола.
Представители Европейского Союза призвали Интерпол надлежащим образом проверять поступающие запросы “с красным углом” перед тем, как они публикуются в базах данных Интерпола, доступ к которым имеют 192 государства, а также указали на необходимость наличия эффективного механизма защиты прав жертв незаконного использования каналов организации.

16 октября 2017 года EUObserver опубликовал авторскую колонку под названием “INTERPOL and the EU: don’t play politics” (в переводе на русский язык – “Интерпол и Европейский Союз: не играйте в политику”). По мнению ее авторов Рассела Сильвестра Дж. Марта, бывшего главы юридического отдела Интерпола, и Стивена Бейли принимаемые Генеральным секретариатом Интерпола меры по предотвращению публикации незаконных запросов “с красным углом” достаточно эффективны, как и существующий механизм восстановления прав жертв таких запросов.

Действительно, Генеральный секретариат Интерпола обязан убедиться в том, что запросы “с красным углом” соответствуют правилам Интерпола. Каждый год Интерпол обрабатывает большое количество запросов государств об установлении местанахождения и задержании лиц, подозреваемых, обвиняемых или осужденных за совершение преступлений. Возможно, Интерпол может надлежащим образом проверить соответствие всех запросов с “красным углом” таким минимальным требованиям, как наличие в запросе информации о предъявленном лицу обвинении, идентифицирующих такое лицо данных, краткого описания обстоятельств дела, указания на соответствующую норму уголовного закона, в нарушении которого обвиняется такое лицо, а также на действующее постановление об аресте. Однако, учитывая огромный объем информации, с которым Интерполу приходится сталкиваться на постоянной основе, трудно себе представить, как Интерпол может надлежащим образом изучить все обстоятельства каждого конкретного дела на предмет его возможной политической мотивированности или другого нарушения правил организации. Это относится и к избирательной проверке отдельно взятых запросов “с красным углом”, которые Интерпол время от времени проводит по своей инициативе.

Авторы колонки не упоминают диффузии, которые, как и запросы “с красным углом” могут быть использованы для установления местанахождения и задержания лиц с целью их последующей экстрадиции. Диффузии также могут быть распространены среди большого количества государств-участников Интерпола. Однако в отличие от запросов “с красным углом”, диффузии могут быть опубликованы в базах данных Интерпола без какой-либо предварительной проверки со стороны Генерального секретариата организации. Из-за отсутствия предварительной независимой проверки диффузии являются более привлекательными для государств, использующих каналы Интерпола для незаконных преследований, и как таковые представляют еще большую опасность, чем запросы “с красным углом”.

Утверждая, что существующий в настоящее время механизм защиты прав жертв незаконного использования Интерпола достаточно эффективен, авторы колонки указывают на право доступа к информации и право требовать исправления или удаления такой информации из баз данных Интерпола. Однако важно помнить, что лицо вправе получить доступ к такой информации только при наличии согласия государства, от которого она исходит. Это же относится и к праву доступа к доказательствам и другой информации, которые Комиссия по контролю за архивами Интерпола получает от государств при рассмотрении ею запросов об удалении информации из баз данных организации.

Авторы колонки справедливо указывают на недавно проведенные Интерполом реформы, целью которых явилось расширение прав лиц, обжалующих действия государств по использованию каналов организации. Однако указанные реформы не решили всех проблем, связанных с незаконным использованием государствами запросов “с красным углом” и диффузий. Интерпол нуждается в дополнительных реформах, чтобы гарантировать соблюдение прав лиц, объявленных в международный уголовный розыск по каналам организации.

Турция, Украина, Интерпол и уголовные преследования в массовом порядке

Турция, Украина, Интерпол и уголовные преследования в массовом порядке

Новая Мечеть (Йени Джами) в Стамбуле, Турция

В июле 2017 года газета Hürriyet Daily News сообщила о том, что правительство Турции пыталось объявить в розыск по каналам Интерпола сразу 60 тысяч лиц, подозреваемых в связях с Фетхуллах Гюленом, возглавляющим оппозиционное правительству Реджепа Тайипа Эрдогана движение. Попытка объявить в международный уголовный розыск через Интерпол такое огромное количество людей беспрецедентна. Следует также отметить, что правительство Турции обратилось с соответствующим запросом в Интерпол после неудавшейся попытки переворота, в которой Эрдоган поспешил обвинить Гюлена и его последователей. Сколько именно людей из указанного списка оказалось все-таки в базах данных Интерпола известно, по всей видимости, только Интерполу и правительству Турции. Остается неизвестным и то, насколько эффективно Интерпол отреагировал на эту попытку правительства Эрдогана. Согласно Hürriyet Daily News Интерпол не применил каких-либо санкций в отношении Турции в ответ на беспрецедентное и очевидное нарушение статьи 3 конституции Интерпола, содержащей строгий запрет на участие Интерпола в каких-либо акциях политического характера.

Площадь Независимости (Майдан Незадежностi) в Киеве

Попытка Турции использовать ресурсы Интерпола для преследования представителей группы лиц, объединяемых схожими политическими, деловыми или другими целями, – далеко не первая в истории Интерпола. Хорошо известны случаи, когда только получившие власть правительства, будь-то посредством очередных выборов или государственного переворота, возбуждали уголовные дела против своих предшественников и объявляли успевших покинуть страну бывших должностных лиц в международный розыск. Одним из таких примеров, на мой взгляд, являются попытки властей Украины использовать Интерпол для уголовного преследования членов правительства бывшего президента страны Януковича. Судя по публикациям в прессе, многие из таких запросов украинских правоохранительных органов Интерпол оставил без удовлетворения. В этой связи украинские официальные лица заявляли о том, что отказы Интерпола по таким делам носят политический характер. На самом же деле, на мой взгляд, Интерпол, отказывая Украине в сотрудничестве по таким делам, стремится остаться вне политики, как и предписывает статья 3 конституции организации. Об уголовных преследованиях в массовом порядке, попытках вовлечь в них Интерпол и практике Интерпола по таким делам я также написал в своей статье Mass Prosecutions and INTERPOL Red Notice Abuse, опубликованной в юридическом журнале International Enforcement Law Reporter (IELR).

Новый подход Интерпола к лицам со статусом беженца нуждается в изменениях

Новый подход Интерпола к лицам со статусом беженца нуждается в изменениях

Удостоверение беженца

В начале 2015 года Интерпол объявил о новых правилах в отношении лиц со статусом беженца. Согласно этому подходу Интерпол, как правило, будет удалять из своих баз данных запросы “с красным углом” и диффузии в отношении лиц со статусом беженца при соблюдении всех следующих условий:

  • Интерпол должен получить от государства, предоставившего статус беженца, подтверждение наличие у такого лица статуса беженца;
  • запрос “с красным углом” или диффузия должны исходить от государства, со стороны которого лицо опасается преследований;
  • статус беженца предоставлен не из-за какого-либо политического конфликта между государством, предоставившим такой статус, и государством, со стороны которого лицо опасается преследований.

Со дня введения в действие указанных правил Интерпол удовлетворил целый ряд поступивших от беженцев запросов об удалении информации из баз данных Интерпола. Это – серьезный шаг для Интерпола на пути соблюдения прав лиц, незаконно преследуемых по каналам организации. Тем не менее, новые правила Интерпола в отношении лиц со статусом беженца нуждаются в совершенствовании.

Прежде всего, необходимо помнить об оговорке в их тексте. Слова “как правило”, на мой взгляд, дают Интерполу возможность делать исключения и отказывать в удалении информации о беженце в отдельно взятых случаях, когда Интерпол сочтет это необходимым.

Среди недостатков новых правил и отсутствие в них исключения для лиц со статусом беженца в том, что касается доступа к информации о них в базах данных Интерпола. Поскольку Интерпол предоставляет лицу доступ к информации о нем только с согласия государства, добивающегося его задержания и экстрадиции, беженцы, как и другие лица, часто узнают о наличии информации о них в базах данных Интерпола только после задержания. В таких случаях права беженцев, закрепленные в новых правилах Интерпола, могут оказаться неактуальными если за задержанием последует экстрадиция.

Последствия избрания представителей России и Китая на руководящие посты в Интерполе

Последствия избрания представителей России и Китая на руководящие посты в Интерполе

Назначение в ноябре 2016 года представителей России и Китая на руководящие посты в Интерполе вызвали негативную реакцию со стороны правозащитников. Оба государства давно подвергаются критике в связи с многочисленными нарушениями прав человека. Учитывая реакцию и внимание к этим назначениям, я уделил этому вопросу внимание в моей статье “Реформы Интерпола”, опубликованной в России в Новой адвокатской газете.

Площадь Тяньаньмэнь в Пекине, Китай

Ситуация с правами человека в России и Китае и многочисленные случаи незаконного использования ими каналов Интерпола, безусловно, вызывают серьезное спокойство. Именно из-за таких нарушений я выступаю за дальнейшее реформирование Интерпола, о чем я продолжаю заявлять и выступаю с конкретными предложениями в моих публикация. Однако упомянутые здесь назначения представителя Китая на пост президента и представителя России на пост вице-президента Интерпола, на мой взгляд, вряд ли негативно повлияют как на права лиц, объявленных в международный уголовный розыск по каналам Интерпола, так и на проводимые Интерполом в этой области реформы.

Несмотря на название должности, президент Интерпола не является высшим должностным лицом организации. Президент Интерпола возглавляет Исполнительный комитет организации. Исполнительный комитет не является высшим руководящим подразделением Интерпола. Таковым является Генеральная ассамблея, которая в соответствии с конституцией Интерпола обладает широкими полномочиями во всех вопросах, касающихся деятельности организации.

Новая Мечеть (Йени Джами) в Стамбуле, Турция

Генеральная ассамблея состоит из представителей каждой из 192 стран-участниц Интерпола. Все государства-члены обладают равным правом голоса в Генеральной ассамблее, которая принимает решения простым большинством голосов, за исключением случаев, когда конституция предусматривает необходимость наличия двух третей голосов. Решения Генеральной ассамблеи обязательны для исполнения всеми подразделениями Интерпола, в том числе, Исполнительным комитетом. Более того, конституция Интерпола обязывает Исполнительный комитет надзирать за исполнением решений Генеральной ассамблеи. Исполнительный комитет не вправе каким-либо образом изменять или отменять решения Генеральной ассамблеи. При этом и конституция Интерпола и другие нормативные акты организации, в которых закреплен механизм защиты прав лиц, объявленных в международный розыск по каналам Интерпола, приняты Генеральной ассамблеей, и Исполнительный комитет не вправе их нарушать. Напротив, он обязан наблюдать за их исполнением.

Необходимо также помнить о том, что в соответствии с новым Уставом Комиссии по контролю за архивами Интерпола, независимого органа, обладающего исключительными полномочиями для рассмотрения жалоб и других запросов лиц, объявленных в международный розыск по каналам организации, решения Комиссии носят обязательный характер для всех подразделений Интерпола, в том числе, для Исполнительного комитета, который также обязан следить за их исполнением.

Механизм, целью которого является сохранение Интерполом своей независимости, в том числе, от назначений внутри самой организации, представляется надежным. На мой взгляд, он сможет выстоять попытки неправомерного влияния.

Какие страны используют Интерпол для незаконных преследований?

Какие страны используют Интерпол для незаконных преследований?

В своих ежегодных отчетах Комиссия по контролю за архивами Интерпола публикует список государств-участников, в отношении которых Комиссия получила наибольшее количество запросов от физических лиц. Необходимо помнить о том, что речь идет именно о запросах, в число которых входят жалобы, запросы о предоставлении информации из баз данных Интерпола, а также предупреждения от лиц, которые считают необходимым предупредить Интерпол о том, что они могут быть объявлены в розыск в нарушение правил организации. В своих публикациях Комиссия, как правило, не указывает отдельно количество жалоб, полученных в отношении каждого конкретного государства.

В соответствии с ежегодным отчетом Комиссии за 2015 год за указанный год Комиссия получила следующее количество запросов в отношении указанных ниже стран:

  • Россия – 45
  • Украина – 24
  • США – 23
  • ОАЭ – 19
  • Египет – 13
  • Италия – 13
  • Индия – 12
  • Венесуэла – 10
  • Турция – 9

Россия уже давно лидирует по количеству запросов, поступающих от физических лиц. В 2010 году (Комиссия начала публиковать информацию о странах, в отношении которых она получила запросы от физических лиц, в 2010 году) Россия находилась на втором месте, уступив Индии. С 2012 по 2015 годы (информация за 2011 год в этой связи Интерполом не опубликована) Россия находилась на первом месте по количеству таких запросов. Помимо России, в десятку государств-лидеров по количеству запросов, полученных Интерполом от физических лиц, в разное время входили и другие бывшие советские республики: Беларусь, Молдова, Казахстан, Украина и Узбекистан. Если в 2013 году Украина находилась на седьмом месте, то в 2015 году она заняла уже второе место, уступив лидерство России. В то же время, в 2010 году Белоруссия находилась на шестом месте, в 2012 – на восьмом, в 2013 – на девятом, а в отчетах за 2014 и 2015 годы в списке стран, лидирующих по количеству поступивших в их отношении запросов, она и вовсе отсутствует. Объединенные Арабские Эмираты также попали в опубликованный Комиссией список. С пятого места в 2010 году ОАЭ заняли второе место в 2012, восьмое – в 2013, снова второе – в 2014 и пятое – в 2015. Соединенные Штаты и Венесуэла с 2010 года постоянно находятся в списке Комиссии. Так, Соединенные Штаты все это время занимали третье место в опубликованных Комиссией ежегодных отчетах.

Указанные здесь цифры не позволяют, однако, сделать четкие выводы о том, какие именно страны используют Интерпол для незаконных преследований чаще других или о допускаемых ими нарушениях. Причиной этого является, как уже было сказано выше, отсутствие в отчетах Комиссии информации о том, сколько из полученных ею запросов составили жалобы, основания для таких жалоб и результаты их рассмотрения. В своей статье “Какие государства чаще всего нарушают правила Интерпола при объявлении лиц в международный розыск?” (INTERPOL Red Notice Abuse: Which Member Countries are the Primary Offenders?), опубликованной в юридическом журнале International Enforcement Law Reporter (IELR), я написал о том, почему, на мой взгляд, такая информация должна быть общедоступной.

close

Подпишитесть чтобы получать новые посты по email!