Рубрика: Беженцы

Интерпол доложил об увеличении числа жалоб от беженцев и впервые публично признал политически мотивированные преследования предпринимателей среди основных проблем, стоящих перед организацией

Интерпол доложил об увеличении числа жалоб от беженцев и впервые публично признал политически мотивированные преследования предпринимателей среди основных проблем, стоящих перед организацией

В своем самом недавнем ежегодном отчете, за 2016 год, Комиссия по контролю за архивами Интерпола докладывает об увеличении жалоб, поступивших от лиц со статусом беженца, и впервые в своих ежегодных публикациях указывает на политически мотивированные уголовные преследования предпринимателей как на одну из основных проблем, стоящих перед организацией.  Несмотря на то, что увеличение числа жалоб беженцев является заслуживающим внимания фактом, такого развития событий следовало ожидать.  В июне 2014 года Исполнительный комитет Интерпола утвердил новый подход в отношении лиц со статусом беженца, предоставивший таким лицам относительно упрощенный порядок удаления информации о них из баз данных Интерпола.  Растущее число беженцев, обращающихся в Интерпол с ходатайствами об удалении запросов «с красным углом» или диффузий, является естественным следствием принятого Исполнительным комитетом нового подхода.  В то же время, публичное признание Интерполом проблемы использования каналов организации для политически мотивированных преследований предпринимателей — крайне важная новость.

Об использовании каналов Интерпола для незаконных преследований предпринимателей известно давно.  Существование этой проблемы не являлось секретом задолго до публикации доклада Комиссии за 2016 год.  Несмотря на это, до публикации доклада организация отказывалась публично признать ее существование.  Вместо Интерпола, о многочисленных случаях использования каналов организации для преследования предпринимателей сообщали средства массовой информации и правозащитники.  Предприниматели, активно занимающиеся политикой или оказавшиеся стороной в гражданском споре против правительства или частного лица, имеющего связи в правительственных кругах, часто становятся жертвами коррумпированных уголовных преследований, основанных на сфабрикованных обвинениях.  Такие уголовные дела используются против предпринимателей, которые не соглашаются оставить свою политическую или деловую активность или отозвать поданные ими на законных основаниях гражданские иски или административные или уголовные жалобы.  При этом, бизнесмены, которым удается покинуть территорию государства до того, как правительство ограничит их свободу передвижения, часто подвергаются аресту в других странах, оказываются под угрозой экстрадиции, не могут путешествовать, заниматься бизнесом или просто открыть личный банковский счет из-за опубликованного в базах данных Интерпола запроса «с красным углом» или диффузии.

В соответствии со статьей 2 конституции Интерпола международное сотрудничество правоохранительных органов должно осуществляться в соответствии с законодательством стран-членов организации и в духе Всеобщей декларации прав человека.  Статья 3 конституции содержит строгий запрет на участие Интерпола в каких-либо акциях политического, военного, религиозного или расового характера.  Если гражданин, объявленный в международный уголовный розыск по каналам Интерпола, полагает, что государство нарушило свое национальное законодательство, Всеобщую декларацию прав человека или преследует такое лицо за его или ее политические воззерния, такому гражданину следует рассмотреть возможность ходатайствовать об удалении информации о нем или о ней из баз данных Интерпола на основании положений указанных статей конституции.  Кроме того, предпринимателям следует обратить внимание на содержащееся в правилах Интерпола положение, в соответствии с которым запрещается публикация запросов «с красным углом» в отношении «частных споров», например, когда в основе запроса «с красным углом» или диффузии лежит уголовное обвинение, вытекающее из гражданского спора, нежели из уголовного деяния.

О заявлении экс-главы юридического департамента Интерпола в связи с инициативой ЕС

О заявлении экс-главы юридического департамента Интерпола в связи с инициативой ЕС

5 октября 2017 года европейский новостной сайт EUObserver сообщил о том, что представители Европейского Союза призвали Интерпол к диалогу, чтобы найти решение проблеме незаконного использования ресурсов Интерпола для преследования политических оппонентов и других жертв незаконных уголовных преследований. С этой инициативой представители Европейского Союза выступили после задержания Догана Акханли и Хамзы Ялчина, являющихся беженцами из Турции и гражданами Европейского Союза. Акханли и Ялчин были задержаны на территории Испании после того, как Турция объявила их в розыск по каналам Интерпола.
Представители Европейского Союза призвали Интерпол надлежащим образом проверять поступающие запросы «с красным углом» перед тем, как они публикуются в базах данных Интерпола, доступ к которым имеют 192 государства, а также указали на необходимость наличия эффективного механизма защиты прав жертв незаконного использования каналов организации.

16 октября 2017 года EUObserver опубликовал авторскую колонку под названием «INTERPOL and the EU: don’t play politics» (в переводе на русский язык — «Интерпол и Европейский Союз: не играйте в политику»). По мнению ее авторов Рассела Сильвестра Дж. Марта, бывшего главы юридического отдела Интерпола, и Стивена Бейли принимаемые Генеральным секретариатом Интерпола меры по предотвращению публикации незаконных запросов «с красным углом» достаточно эффективны, как и существующий механизм восстановления прав жертв таких запросов.

Действительно, Генеральный секретариат Интерпола обязан убедиться в том, что запросы «с красным углом» соответствуют правилам Интерпола. Каждый год Интерпол обрабатывает большое количество запросов государств об установлении местанахождения и задержании лиц, подозреваемых, обвиняемых или осужденных за совершение преступлений. Возможно, Интерпол может надлежащим образом проверить соответствие всех запросов с «красным углом» таким минимальным требованиям, как наличие в запросе информации о предъявленном лицу обвинении, идентифицирующих такое лицо данных, краткого описания обстоятельств дела, указания на соответствующую норму уголовного закона, в нарушении которого обвиняется такое лицо, а также на действующее постановление об аресте. Однако, учитывая огромный объем информации, с которым Интерполу приходится сталкиваться на постоянной основе, трудно себе представить, как Интерпол может надлежащим образом изучить все обстоятельства каждого конкретного дела на предмет его возможной политической мотивированности или другого нарушения правил организации. Это относится и к избирательной проверке отдельно взятых запросов «с красным углом», которые Интерпол время от времени проводит по своей инициативе.

Авторы колонки не упоминают диффузии, которые, как и запросы «с красным углом» могут быть использованы для установления местанахождения и задержания лиц с целью их последующей экстрадиции. Диффузии также могут быть распространены среди большого количества государств-участников Интерпола. Однако в отличие от запросов «с красным углом», диффузии могут быть опубликованы в базах данных Интерпола без какой-либо предварительной проверки со стороны Генерального секретариата организации. Из-за отсутствия предварительной независимой проверки диффузии являются более привлекательными для государств, использующих каналы Интерпола для незаконных преследований, и как таковые представляют еще большую опасность, чем запросы «с красным углом».

Утверждая, что существующий в настоящее время механизм защиты прав жертв незаконного использования Интерпола достаточно эффективен, авторы колонки указывают на право доступа к информации и право требовать исправления или удаления такой информации из баз данных Интерпола. Однако важно помнить, что лицо вправе получить доступ к такой информации только при наличии согласия государства, от которого она исходит. Это же относится и к праву доступа к доказательствам и другой информации, которые Комиссия по контролю за архивами Интерпола получает от государств при рассмотрении ею запросов об удалении информации из баз данных организации.

Авторы колонки справедливо указывают на недавно проведенные Интерполом реформы, целью которых явилось расширение прав лиц, обжалующих действия государств по использованию каналов организации. Однако указанные реформы не решили всех проблем, связанных с незаконным использованием государствами запросов «с красным углом» и диффузий. Интерпол нуждается в дополнительных реформах, чтобы гарантировать соблюдение прав лиц, объявленных в международный уголовный розыск по каналам организации.

Новый подход Интерпола к лицам со статусом беженца нуждается в изменениях

Новый подход Интерпола к лицам со статусом беженца нуждается в изменениях

Удостоверение беженца

В начале 2015 года Интерпол объявил о новых правилах в отношении лиц со статусом беженца. Согласно этому подходу Интерпол, как правило, будет удалять из своих баз данных запросы «с красным углом» и диффузии в отношении лиц со статусом беженца при соблюдении всех следующих условий:

  • Интерпол должен получить от государства, предоставившего статус беженца, подтверждение наличие у такого лица статуса беженца;
  • запрос «с красным углом» или диффузия должны исходить от государства, со стороны которого лицо опасается преследований;
  • статус беженца предоставлен не из-за какого-либо политического конфликта между государством, предоставившим такой статус, и государством, со стороны которого лицо опасается преследований.

Со дня введения в действие указанных правил Интерпол удовлетворил целый ряд поступивших от беженцев запросов об удалении информации из баз данных Интерпола. Это — серьезный шаг для Интерпола на пути соблюдения прав лиц, незаконно преследуемых по каналам организации. Тем не менее, новые правила Интерпола в отношении лиц со статусом беженца нуждаются в совершенствовании.

Прежде всего, необходимо помнить об оговорке в их тексте. Слова «как правило», на мой взгляд, дают Интерполу возможность делать исключения и отказывать в удалении информации о беженце в отдельно взятых случаях, когда Интерпол сочтет это необходимым.

Среди недостатков новых правил и отсутствие в них исключения для лиц со статусом беженца в том, что касается доступа к информации о них в базах данных Интерпола. Поскольку Интерпол предоставляет лицу доступ к информации о нем только с согласия государства, добивающегося его задержания и экстрадиции, беженцы, как и другие лица, часто узнают о наличии информации о них в базах данных Интерпола только после задержания. В таких случаях права беженцев, закрепленные в новых правилах Интерпола, могут оказаться неактуальными если за задержанием последует экстрадиция.

Последствия избрания представителей России и Китая на руководящие посты в Интерполе

Последствия избрания представителей России и Китая на руководящие посты в Интерполе

Назначение в ноябре 2016 года представителей России и Китая на руководящие посты в Интерполе вызвали негативную реакцию со стороны правозащитников. Оба государства давно подвергаются критике в связи с многочисленными нарушениями прав человека. Учитывая реакцию и внимание к этим назначениям, я уделил этому вопросу внимание в моей статье «Реформы Интерпола», опубликованной в России в Новой адвокатской газете.

Площадь Тяньаньмэнь в Пекине, Китай

Ситуация с правами человека в России и Китае и многочисленные случаи незаконного использования ими каналов Интерпола, безусловно, вызывают серьезное спокойство. Именно из-за таких нарушений я выступаю за дальнейшее реформирование Интерпола, о чем я продолжаю заявлять и выступаю с конкретными предложениями в моих публикация. Однако упомянутые здесь назначения представителя Китая на пост президента и представителя России на пост вице-президента Интерпола, на мой взгляд, вряд ли негативно повлияют как на права лиц, объявленных в международный уголовный розыск по каналам Интерпола, так и на проводимые Интерполом в этой области реформы.

Несмотря на название должности, президент Интерпола не является высшим должностным лицом организации. Президент Интерпола возглавляет Исполнительный комитет организации. Исполнительный комитет не является высшим руководящим подразделением Интерпола. Таковым является Генеральная ассамблея, которая в соответствии с конституцией Интерпола обладает широкими полномочиями во всех вопросах, касающихся деятельности организации.

Новая Мечеть (Йени Джами) в Стамбуле, Турция

Генеральная ассамблея состоит из представителей каждой из 192 стран-участниц Интерпола. Все государства-члены обладают равным правом голоса в Генеральной ассамблее, которая принимает решения простым большинством голосов, за исключением случаев, когда конституция предусматривает необходимость наличия двух третей голосов. Решения Генеральной ассамблеи обязательны для исполнения всеми подразделениями Интерпола, в том числе, Исполнительным комитетом. Более того, конституция Интерпола обязывает Исполнительный комитет надзирать за исполнением решений Генеральной ассамблеи. Исполнительный комитет не вправе каким-либо образом изменять или отменять решения Генеральной ассамблеи. При этом и конституция Интерпола и другие нормативные акты организации, в которых закреплен механизм защиты прав лиц, объявленных в международный розыск по каналам Интерпола, приняты Генеральной ассамблеей, и Исполнительный комитет не вправе их нарушать. Напротив, он обязан наблюдать за их исполнением.

Необходимо также помнить о том, что в соответствии с новым Уставом Комиссии по контролю за архивами Интерпола, независимого органа, обладающего исключительными полномочиями для рассмотрения жалоб и других запросов лиц, объявленных в международный розыск по каналам организации, решения Комиссии носят обязательный характер для всех подразделений Интерпола, в том числе, для Исполнительного комитета, который также обязан следить за их исполнением.

Механизм, целью которого является сохранение Интерполом своей независимости, в том числе, от назначений внутри самой организации, представляется надежным. На мой взгляд, он сможет выстоять попытки неправомерного влияния.

close

Подпишитесть чтобы получать новые посты по email!