Рубрика: Реформы Интерпола

Дело Билла Браудера и Пробелы при Исполнении Решений о Восстановлении в Правах Жертв Незаконного Использования Каналов Интерпола

Дело Билла Браудера и Пробелы при Исполнении Решений о Восстановлении в Правах Жертв Незаконного Использования Каналов Интерпола

30 мая этого года власти Испании, действуя по опубликованному Россией в базах данных Интерпола запросу, арестовали Билла Браудера, известного критика режима Владимира Путина.  Этому аресту предшествовало, как минимум, пять попыток России объявить г-на Браудера в международный розыск по каналам организации.  Интерпол отказывался сотрудничать с Россией, ссылаясь на решение Комиссии по контролю за архивами Интерпола, которая пришла к выводу о том, что это уголовное дело носит политический характер.  Спустя несколько часов и, как утверждают средства массовой информации, после личного вмешательства Генерального секретаря Интерпола Билл Браудер был отпущен.

Обстоятельства, при которых произошел этот арест, противоречивы.  Одни источники утверждают, что власти Испании основывались на действующем запросе о его задержании, опубликованном в базах данных Интерпола.  Другие комментаторы полагают, что арест мог быть произведен на основании старой информации в базах данных Испании, власти которой не позаботились о том, чтобы вовремя привести ее в соответствие с данными организации.  Интерпол же категорически отрицает свое участие.

В своем заявлении Интерпол утверждает, что в базах данных организации никогда не было запроса «с красным углом» в отношении г-на Браудера.  Однако, как в этой связи справедливо подметил Тед Бромунд, это заявление «экономит на правде».  Тот факт, что Интерпол отказывался публиковать запрос «с красным углом» не означает, что России не удавалось опубликовать в базах данных организации диффузию.  В отличие от запросов «с красным углом», диффузии не проходят предварительной проверки со стороны Интерпола перед их публикацией.  Так, согласно ряду публикаций в 2017 году России действительно удалось опубликовать диффузию в отношении г-на Браудера.  Это означает, что после нескольких неудачных попыток убедить Интерпол опубликовать запрос «с красным углом» российские власти опубликовали диффузию, обойдя, таким образом, предварительную проверку со стороны Генерального Секретариата Интерпола.

Здание Следственного комитета России в Москве

Стала ли причиной недавнего ареста Браудера старая информация в базах данных Испании или вновь опуликованая Россией диффузия, и то и другое может случиться с любым лицом, информация о котором когда-либо была опубликована в базах данных Интерпола.  До тех пор, пока существует любая из этих угроз, решения Комиссии о восстановлении прав лиц, признанных жертвами злоупотреблений каналами организации, в определенном смысле условны.

Крайне трагичен тот факт, что лица, признанные жертвами злоупотреблений каналами Интерпола, остаются под угрозой ареста потому, что Интерпол и страны-участницы не позаботились об одновременном автоматическом обновлении центральной и национальных баз данных.  Такая мера должна была быть предпринята с самого начала.  Отсутствие же официального заявления Интерпола о том, какие меры организация предпринимает для того, чтобы не допустить повторной публикации признанных незаконными запросов «с красным углом» и диффузий, заставляет задуматься о том, есть ли у Интерпола хоть какой-то план решения этой проблемы.

Общественность вправе знать, действительно ли Интерпол соблюдает свои собственные решения об отказе в содействии государствам, когда они злоупотребляют ресурсами организации.  Проверяет ли Интерпол все поступающие запросы «с красным углом» и диффузии, чтобы убедиться в том, что такие запросы еще не были признаны Комиссией политически мотивированными или иным образом нарушающими правила Интерпола?  Если это — техническая проблема, ее должно быть просто решить при помощи качественного компьютерного обеспечения.  Если же это — результат толкования Интерполом своих правил, и организация считает допустимой ситуацию, при которой государства публикуют уже признанные незаконными запросы «с красным углом» и диффузии, проблема куда как более серьезная.

Здание Генеральной прокуратуры России в Москве

Если Интерпол действительно считает, что правила организации позволяют государствам при определенных обстоятельствах повторно объявлять лиц, жалобы которых Комиссия уже удовлетворила, в международный розыск, Интерпол неверно толкует свои правила.  Комиссия обладает исключительной компетенцией отменять свои решения.  Ни конституция Интерпола ни какой-либо другой источник не наделяет такой юрисдикцией кого-либо еще.  Возможно, Интерпол считает, что государство вправе вновь объявить в международный розыск лицо, уже признанное жертвой злоупотреблений каналами организации, если, например, такое государство предъявит этому лицу новые обвинения.  Однако трудно себе представить, что при этом Интерпол не осознает, как просто государственной машине, использующей свои правоохранительные органы для преследований политических оппонентов или других жертв коррумпированных уголовных преследований, необоснованно обвинить человека в совершении преступления.

Вне зависимости от того, послужила ли причиной ареста г-на Браудера старая информация в национальной базе данных или опубликованная Россией новая диффузия, Интерпол должен незамедлительно устранить эти пробелы.  В противном случае, количество таких задержаний будет расти.  Тем временем, по сообщениям средств массовой информации Россия собирается направить новый, седьмой по счету, запрос об объявлении Билла Браудера в международный розыск по каналам Интерпола.

Несмотря на многочисленные нарушения, членство России в Интерполе вряд ли под угрозой

Несмотря на многочисленные нарушения, членство России в Интерполе вряд ли под угрозой

Московский Кремль

Билл Браудер призвал Интерпол приостановить членство России после того, как правоохранительные органы страны объявили о намерении продолжить добиваться содействия организации в его задержании. Несмотря на уже пять неудавшихся попыток, российские власти, судя по всему, надеются, что им все-таки удастся объявить Билла Браудера в международный розыск по каналам Интерпола. До сих пор, Интерпол не только отказывал России в содействии в этом деле, но и придал огласке свой отказ, назвав при этом дело Браудера политически мотивированным. Интерпол крайне редко публикует информацию о коммуникациях с государствами-членами относительно конкретных дел.

Несмотря на многочисленные нарушения Россией правил Интерпола, как в деле Билла Браудера, так и во многих других делах, ее членство в Интерполе, на мой взгляд, вряд ли находится под угрозой. В соответствии с правилами Интерпола организация вправе ограничить или прекратить доступ к своим базам данных любого пользователя, в том числе, любого государства, в случае нарушения таким пользователем правил Интерпола об обработке информации. Однако остается неизвестным, воспользовался ли Интерполом когда-либо этим правом. Недавние случаи свидетельствуют, скорее, о том, что Интерпол предпочитает не прибегать к таким мерам вне зависимости от количества допущенных государством нарушений и их серьезности.

Здание Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Москве

Так, недавно средства массовой информации сообщили о попытке Турции объявить в розыск по каналам Интерпола 60 тысяч человек, которых правительство страны подозревает в участии в неудавшейся попытке свергнуть режим президента Эрдогана. Согласно этим сообщениям Интерпол отказался наказать Турцию несмотря на то, что действия страны представляют собой грубейшее нарушение статьи 3 конституции Интерпола, которая строго запрещает организации участвовать в каких-либо акциях политического характера. Однако если Интерпол не решается применить какие-либо санкции в таком вопиющем случае, существует ли в представлении организации нарушение достаточно серьезное для того, чтобы она все-таки решилась наказать государство?

Нежелание Интерпола ограничить или прекратить доступ той или иной страны к базам данных организации имеет рациональное объяснение. Любая страна, не имеющая доступ к базам данных Интерпола, может быть лишена как возможности установить личность преступника, разыскиваемого другим государством (или государствами), так и возможности предупредить другие страны о разыскиваемых им за совершение уголовных деяний лицах. Такие ограничения могут помешать борьбе с преступностью как на региональном, так и на глобальном уровнях. В то же время, без наличия реального наказания, перспектива которого заставила бы государства отказаться от использования запросов «с красным углом» и диффузий в незаконных целях, Интерпол будет постоянно находится под угрозой использования его как инструмента для преследования политических оппонентов и других жертв незаконных уголовных преследований.

О заявлении экс-главы юридического департамента Интерпола в связи с инициативой ЕС

О заявлении экс-главы юридического департамента Интерпола в связи с инициативой ЕС

5 октября 2017 года европейский новостной сайт EUObserver сообщил о том, что представители Европейского Союза призвали Интерпол к диалогу, чтобы найти решение проблеме незаконного использования ресурсов Интерпола для преследования политических оппонентов и других жертв незаконных уголовных преследований. С этой инициативой представители Европейского Союза выступили после задержания Догана Акханли и Хамзы Ялчина, являющихся беженцами из Турции и гражданами Европейского Союза. Акханли и Ялчин были задержаны на территории Испании после того, как Турция объявила их в розыск по каналам Интерпола.
Представители Европейского Союза призвали Интерпол надлежащим образом проверять поступающие запросы «с красным углом» перед тем, как они публикуются в базах данных Интерпола, доступ к которым имеют 192 государства, а также указали на необходимость наличия эффективного механизма защиты прав жертв незаконного использования каналов организации.

16 октября 2017 года EUObserver опубликовал авторскую колонку под названием «INTERPOL and the EU: don’t play politics» (в переводе на русский язык — «Интерпол и Европейский Союз: не играйте в политику»). По мнению ее авторов Рассела Сильвестра Дж. Марта, бывшего главы юридического отдела Интерпола, и Стивена Бейли принимаемые Генеральным секретариатом Интерпола меры по предотвращению публикации незаконных запросов «с красным углом» достаточно эффективны, как и существующий механизм восстановления прав жертв таких запросов.

Действительно, Генеральный секретариат Интерпола обязан убедиться в том, что запросы «с красным углом» соответствуют правилам Интерпола. Каждый год Интерпол обрабатывает большое количество запросов государств об установлении местанахождения и задержании лиц, подозреваемых, обвиняемых или осужденных за совершение преступлений. Возможно, Интерпол может надлежащим образом проверить соответствие всех запросов с «красным углом» таким минимальным требованиям, как наличие в запросе информации о предъявленном лицу обвинении, идентифицирующих такое лицо данных, краткого описания обстоятельств дела, указания на соответствующую норму уголовного закона, в нарушении которого обвиняется такое лицо, а также на действующее постановление об аресте. Однако, учитывая огромный объем информации, с которым Интерполу приходится сталкиваться на постоянной основе, трудно себе представить, как Интерпол может надлежащим образом изучить все обстоятельства каждого конкретного дела на предмет его возможной политической мотивированности или другого нарушения правил организации. Это относится и к избирательной проверке отдельно взятых запросов «с красным углом», которые Интерпол время от времени проводит по своей инициативе.

Авторы колонки не упоминают диффузии, которые, как и запросы «с красным углом» могут быть использованы для установления местанахождения и задержания лиц с целью их последующей экстрадиции. Диффузии также могут быть распространены среди большого количества государств-участников Интерпола. Однако в отличие от запросов «с красным углом», диффузии могут быть опубликованы в базах данных Интерпола без какой-либо предварительной проверки со стороны Генерального секретариата организации. Из-за отсутствия предварительной независимой проверки диффузии являются более привлекательными для государств, использующих каналы Интерпола для незаконных преследований, и как таковые представляют еще большую опасность, чем запросы «с красным углом».

Утверждая, что существующий в настоящее время механизм защиты прав жертв незаконного использования Интерпола достаточно эффективен, авторы колонки указывают на право доступа к информации и право требовать исправления или удаления такой информации из баз данных Интерпола. Однако важно помнить, что лицо вправе получить доступ к такой информации только при наличии согласия государства, от которого она исходит. Это же относится и к праву доступа к доказательствам и другой информации, которые Комиссия по контролю за архивами Интерпола получает от государств при рассмотрении ею запросов об удалении информации из баз данных организации.

Авторы колонки справедливо указывают на недавно проведенные Интерполом реформы, целью которых явилось расширение прав лиц, обжалующих действия государств по использованию каналов организации. Однако указанные реформы не решили всех проблем, связанных с незаконным использованием государствами запросов «с красным углом» и диффузий. Интерпол нуждается в дополнительных реформах, чтобы гарантировать соблюдение прав лиц, объявленных в международный уголовный розыск по каналам организации.

Новый подход Интерпола к лицам со статусом беженца нуждается в изменениях

Новый подход Интерпола к лицам со статусом беженца нуждается в изменениях

Удостоверение беженца

В начале 2015 года Интерпол объявил о новых правилах в отношении лиц со статусом беженца. Согласно этому подходу Интерпол, как правило, будет удалять из своих баз данных запросы «с красным углом» и диффузии в отношении лиц со статусом беженца при соблюдении всех следующих условий:

  • Интерпол должен получить от государства, предоставившего статус беженца, подтверждение наличие у такого лица статуса беженца;
  • запрос «с красным углом» или диффузия должны исходить от государства, со стороны которого лицо опасается преследований;
  • статус беженца предоставлен не из-за какого-либо политического конфликта между государством, предоставившим такой статус, и государством, со стороны которого лицо опасается преследований.

Со дня введения в действие указанных правил Интерпол удовлетворил целый ряд поступивших от беженцев запросов об удалении информации из баз данных Интерпола. Это — серьезный шаг для Интерпола на пути соблюдения прав лиц, незаконно преследуемых по каналам организации. Тем не менее, новые правила Интерпола в отношении лиц со статусом беженца нуждаются в совершенствовании.

Прежде всего, необходимо помнить об оговорке в их тексте. Слова «как правило», на мой взгляд, дают Интерполу возможность делать исключения и отказывать в удалении информации о беженце в отдельно взятых случаях, когда Интерпол сочтет это необходимым.

Среди недостатков новых правил и отсутствие в них исключения для лиц со статусом беженца в том, что касается доступа к информации о них в базах данных Интерпола. Поскольку Интерпол предоставляет лицу доступ к информации о нем только с согласия государства, добивающегося его задержания и экстрадиции, беженцы, как и другие лица, часто узнают о наличии информации о них в базах данных Интерпола только после задержания. В таких случаях права беженцев, закрепленные в новых правилах Интерпола, могут оказаться неактуальными если за задержанием последует экстрадиция.

Какие страны используют Интерпол для незаконных преследований?

Какие страны используют Интерпол для незаконных преследований?

В своих ежегодных отчетах Комиссия по контролю за архивами Интерпола публикует список государств-участников, в отношении которых Комиссия получила наибольшее количество запросов от физических лиц. Необходимо помнить о том, что речь идет именно о запросах, в число которых входят жалобы, запросы о предоставлении информации из баз данных Интерпола, а также предупреждения от лиц, которые считают необходимым предупредить Интерпол о том, что они могут быть объявлены в розыск в нарушение правил организации. В своих публикациях Комиссия, как правило, не указывает отдельно количество жалоб, полученных в отношении каждого конкретного государства.

В соответствии с ежегодным отчетом Комиссии за 2015 год за указанный год Комиссия получила следующее количество запросов в отношении указанных ниже стран:

  • Россия — 45
  • Украина — 24
  • США — 23
  • ОАЭ — 19
  • Египет — 13
  • Италия — 13
  • Индия — 12
  • Венесуэла — 10
  • Турция — 9

Россия уже давно лидирует по количеству запросов, поступающих от физических лиц. В 2010 году (Комиссия начала публиковать информацию о странах, в отношении которых она получила запросы от физических лиц, в 2010 году) Россия находилась на втором месте, уступив Индии. С 2012 по 2015 годы (информация за 2011 год в этой связи Интерполом не опубликована) Россия находилась на первом месте по количеству таких запросов. Помимо России, в десятку государств-лидеров по количеству запросов, полученных Интерполом от физических лиц, в разное время входили и другие бывшие советские республики: Беларусь, Молдова, Казахстан, Украина и Узбекистан. Если в 2013 году Украина находилась на седьмом месте, то в 2015 году она заняла уже второе место, уступив лидерство России. В то же время, в 2010 году Белоруссия находилась на шестом месте, в 2012 — на восьмом, в 2013 — на девятом, а в отчетах за 2014 и 2015 годы в списке стран, лидирующих по количеству поступивших в их отношении запросов, она и вовсе отсутствует. Объединенные Арабские Эмираты также попали в опубликованный Комиссией список. С пятого места в 2010 году ОАЭ заняли второе место в 2012, восьмое — в 2013, снова второе — в 2014 и пятое — в 2015. Соединенные Штаты и Венесуэла с 2010 года постоянно находятся в списке Комиссии. Так, Соединенные Штаты все это время занимали третье место в опубликованных Комиссией ежегодных отчетах.

Указанные здесь цифры не позволяют, однако, сделать четкие выводы о том, какие именно страны используют Интерпол для незаконных преследований чаще других или о допускаемых ими нарушениях. Причиной этого является, как уже было сказано выше, отсутствие в отчетах Комиссии информации о том, сколько из полученных ею запросов составили жалобы, основания для таких жалоб и результаты их рассмотрения. В своей статье «Какие государства чаще всего нарушают правила Интерпола при объявлении лиц в международный розыск?» (INTERPOL Red Notice Abuse: Which Member Countries are the Primary Offenders?), опубликованной в юридическом журнале International Enforcement Law Reporter (IELR), я написал о том, почему, на мой взгляд, такая информация должна быть общедоступной.

close

Подпишитесть чтобы получать новые посты по email!